Отзывы и предложения
Через десять минут конвойный сержант пригласил особиста в допросную

Через десять минут конвойный сержант пригласил особиста в допросную

Особый отдел. Ужас в котельной


-Да говорю же вам, товарищ капитан! – кричал в кабинете особиста гражданин Глебов, - они делают что-то противозаконное!

-Не морочьте мне голову! – прокричал капитан Никитин, - мало ли, откуда у человека появились деньги! Или прикажете мне каждого богача в городе проверять?!

-Да какие они богачи?! – гнул свое заявитель, - в том то и дело, что обычные кочегары! А за последние полгода резко разбогатели! Все соседи это заметили!

-Хорошо, я разберусь! – проговорил капитан, - спасибо за сигнал! Можете идти!

Глебов ушел, а Никитин занялся своей повседневной, рутинной работой. Он вызвал на допрос подозреваемого бандита. Через десять минут конвойный сержант пригласил особиста в допросную.

-Рябов уже там, товарищ капитан! Можно приступать!

Это был уже третий допрос главаря банды, занимавшейся похищением людей и грабежами. Милиционеры не могли закрыть дело, пока не были обнаружены главные улики – пропавшие люди.

-Последний раз предлагаю Рябов! – сказал капитан, - или говоришь, куда вы дели людей, или тебя будут допрашивать в другом месте и совсем по-другому!

-Да не суетись, начальник! – ответил преступник, - нет тела, нет дела!!!

И он засмеялся. Особист стиснул зубы от злости и процедил конвойному:

-Увести!

Через час Никитина вызвал к себе начальник управления. Подполковник был в плохом расположении духа. Услышав в очередной раз, что дело Рябова так и «висит в воздухе», начальник задал ему очередную взбучку. Последними словами, которые услышал капитан, перед выходом из кабинета подполковника, были следующие:

-Делай что хочешь, Витя! Но чтобы послезавтра дело было закрыто! Пришей им что-нибудь еще! Мне из Москвы поставили ультиматум!

Весь следующий день Никитин лихорадочно думал, что же можно пришить Рябову и его подельникам, чтобы закрыть это дело. Ближе к вечеру к нему в кабинет снова пришел товарищ Глебов.

-Я их разоблачил, товарищ милиционер! – шептал заговорщицки Глебов, - я лично следил за ними всю ночь и увидел, что они делают, эти душегубы!!!

-Ну и что они делают? – лениво, усталым голосом спросил капитан и закурил папиросу.

-К ним ночью привозят людей, завернутые в пакеты! – проговорил заговорщицки мужчина, - а затем кочегары сжигают их в печи!

 Никитин дернулся. Папироса упала на живот и пропалила рубаху.

…Они сидели в засаде, глядя на центральный вход старой кирпичной котельной. В два часа ночи перед массивной деревянной дверью затормозил фургон. Двое неизвестных постучали в дверь котельной.

Двери открыл один из кочегаров, про которых рассказывал Глебов. Узнав гостей, кочегар махнул рукой:

-Заносите!

Двое мужчин достали из кузова огромный сверток и занесли в котельную. Опера выждали еще несколько минут, а затем Никитин скомандовал:

-Брать живьем! Вперед!

Оперативная группа вломилась в котельную. Кочегар грузил большой сверток в печь, вместе с одним из преступников. Второй выхватил револьвер, но опера выстрелили раньше. Бандит упал, раненный в обе ноги.

-Всем лечь лицом вниз! – кричали оперативники.

Всех троих арестовали. В ходе следствия выяснилось, что кочегары за деньги сжигали в печи тела, ликвидированные преступниками людей. Рябов был одним из постоянных «клиентов» этой котельной. Через два дня дело Рябова был закрыто.


Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 2

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru