Рассказы, опубликованные на сайте о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом.
Рассказ про разведчиков ВОВ-”Взять языка”

Рассказ про разведчиков ВОВ-”Взять языка”



Историями о разведчиках Великой Отечественной войны, теперь мало кого удивишь. 

Столько фильмов снято, написано множество книг. Но иногда воспоминания непосредственных участников тех событий, превосходят все сценарии и истории из книжек. 

Порой они просто кажутся выдумкой, старого солдата, который из-за происшествия времени с тех времён, уже плохо помнит детали и начинает выдумывать их. 

Но как не верить родственнику? Собственному деду, который тебя ни разу не обманывал. Мой дед, всю войну прошёл, победу встретил под Берлином. С 1941 года, по 1945-й, служил в полковой разведке. Вот одно, из его воспоминаний. 

                                                  “Взять языка” 

У нас ведь как было. Если полк наступает, то разведка впереди идёт. Задача обнаружение скрытых позиций противника. 

Разведка замаскированных огневых точек. Часто приходилось идти в разведку боем, это сейчас так пишут-разведка боем, а мы между собой, такую операцию называли-разведка кровью. 

А крови было пролито не мало. Ведь просто так, немцы нам не расскажут. Где у них пулемёты, где миномёты, а где и пару танков припрятано. Приходилось в бой вступать, и не все оттуда возвращались. Но главная задача-выведать всё, до подхода основных сил. 

Ну а когда мы в обороне стояли, тут задачи иного рода. Здесь уже нужна информация о силах противника, сколько стоит в обороне, сколько в резерве и всё такое.  

Вот здесь уже нужно иметь умения и мозги. А какие навыки должен иметь фронтовой разведчик? 

Первое-крепкие нервы! Разведчик всегда должен мыслить рационально, он должен иметь трезвую голову и не впадать в ступор, от ситуации, которая пошла не по плану. Всегда должен быть запасной план, иначе можно подвести операцию под провал, а товарищей под пули. 


Второе-физическая подготовка! Приходилось на себе таких “боровов” таскать, что мама не горюй. Рукопашный бой и ножевой, не последнюю роль играли, особенно когда нос к носу с немцами столкнёшься. 

Третье-конечно моральный дух. Иначе говоря, разведчик должен быть и душой, и телом предан своим идеалам, и горой стоять за своих товарищей. 

Вот о такой ситуации и пойдёт рассказ. Тогда деда чуть не расстреляли. 

Повезло-вступился комполка.... 


Зима 43-го выдалась лютая. Наш полк, кое-как окопавшись в промёрзлой земле, занял оборону на берегу одной реки. Названия сейчас и не вспомню даже. Но речка быстрая, течение сильное. 

Не смотря на морозы, некоторые места, с особо сильным течением не покрылись льдом и оставались открытыми. Наш берег пологий с густым кустарником и камышом. А вот противоположный, на котором немцы, с крутым берегом. Очень на Дон похоже, там тоже один берег пологий, а один крутой. 

И встала перед нашей разведкой задача-добыть “языка”. Как хочешь крутись, но “язык” должен быть.  

Вот и крутились разведчики, только неделя прошла, а “языка” добыть не могут. Там, на том берегу, немцы точку пулемётную поставили.

Они прекрасно знали, где лёд крепкий и пригодный для человека. Ту местность, они и караулили. 

Две группы наших там полегло, но так и не добрались до того берега. А через полыньи, с холодной быстрой водой, никто не лез. Понимали, что погибель верная. 

В полку у нас особист был. Он уж очень хотел отличиться, молодой совсем, горячий. Вот он и гнал ребят наших на тот берег, за “языком”. Хотел жар, чужими руками схватить. Он вроде как за эту операцию, ответственность перед штабом нёс.  

Особисту там ( в штабе ), пообещали медальку, если организует пленного, вот он рвал одно место, а то что ребята гибнут-его это не волновало. 

В ту ночь я решил по-другому на тот берег переправиться. Через полынью. 

Немцы нас там точно не ждали. Идиотов среди них нет- они прекрасно понимали, что сильное течение и мороз, убьют любого, кто попытается там пройти. 

Разрешения я, ни у кого не спрашивал, план сам собой в голове созрел. Я только к ребятам своим подошёл и спросил, кто мне помочь сможет-силком никого не тянул. Согласились двое.  

Я трос тонкий у связистов выпросил, в нём метров сто, наверное было. Вот обмотанный этим тросиком, я и вышел на тонкий лёд. Темно. Не видно ничего. Только громада обрывистого берега угадывается, в темноте на, том берегу. 

Я осторожно ползу, буквально по краю полыньи. Слышится шум воды, сильного течения. Понимаю, если провалюсь, ребята, у которых второй конец троса, вряд ли меня быстро вытащат из воды.  

Но я сам был несказанно удивлён и обрадован, когда мои руки почувствовали сухой камыш. Это означало, что я дополз! Но это было только полдела. 

Найдя крепкое деревце, я закрепил на нём трос и дёрнул его несколько раз, давая сигнал ребятам. Ощутил, как трос дёрнулся в ответ, значит поняли и ждут... 

Немец сам вышел на меня, то ли до ветру пошёл, то ли ещё чего-не знаю. Немецкие траншеи были правее меня, метрах в пятидесяти, когда различил тёмную, на фоне неба, фигуру. 

Он стоял и смотрел на наш берег. А я на него из густой травы, с низу вверх, опусти он глаза вниз и наверняка бы меня заметил, но этого не случилось. 

А когда он развернулся, собираясь уходить, я кинулся вперёд... 

Не буду рассказывать, как я его переправлял на наш берег, промокли тогда оба до нитки, но “языка” добыли, живого и относительно здорового, после купания в ледяной воде и мороза. 

Сдав нашу добычу, я пошёл в землянку-отогреваться. А через час ко мне нагрянул тот самый особист.  

Этот сопляк, так орать начал! Почему без его ведома операция была, кто разрешил, и всех под трибунал отдам! 

Выхватил пистолет и перед лицом у меня махает. Я как-то сам не знаю как, наверное на рефлексах, ручку его с пистолетом завернул, выхватил оружие и ко лбу его приставил. 

Вижу бледным стал наш особист, заикаться начал... 

Я его из землянки выпроводил, бросил его пистолет в угол и спать упал. 
Проснулся я только через сутки. Передо мной стоял наш комполка и двое автоматчиков.  

Я всё понял-арестовывать пришли. Встал с лежанки, и начал снимать с себя ремень и кабуру, комполка молча за мной наблюдал, а потом сказал. 

-Не торопись. За то, что ты офицеру пистолет ко лбу приставил и выстрелить грозился- ты ещё ответишь. 

Попозже, а пока я лейтенанта в тыл отправил, нервишки подлечить, но попотеть пришлось. Очень он упёртый оказался. 

Если бы не мои связи, стоять бы тебе сержант, перед расстрельной командой. А так ты мне живой нужен, надо же, в одиночку “языка” добыл, за которым неделю ходили. Такими разведчиками не разбрасываются. 

Я только потом понял, как крупно мне повезло, и что ради меня, простого разведчика сделал комполка. Он ведь тогда буквально мне жизнь спас. 

Так вспоминал мой дед свою фронтовую службу в разведке, во время Второй Мировой войны.

У него ещё много истории, про разведчиков Второй Мировой войны, некоторые у меня записаны, некоторые только в памяти, но о них в другой раз. 
 

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru