Рассказы, опубликованные на сайте о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом.
Продолжение цикла о молодогвардейцах-забытые герои ВОв

Продолжение цикла о молодогвардейцах-забытые герои ВОв

ЛЮБОВЬ ШЕВЦОВА: «ПЕРЕДАЙТЕ ВСЕМ, ЧТО Я ЛЮБЛЮ ЖИЗНЬ» (продолжение цикла о молодогвардейцах)



«Любка стояла за калиткой среди кустов сирени совершенно спокойная и одетая так, точно она собирается идти в клуб. 

Ее розовое личико, которое она всегда оберегала от солнца, и аккуратно подвитые и уложенные валом золотистые волосы, маленькие, словно выточенные из слоновой кости руки с блестящими ноготками, будто она только что сделала маникюр, и маленькие стройные полные ножки, обутые в легкие кремовые туфельки на высоких каблуках, - все это было такое, точно Любка вот-вот выйдет на сцену и начнет кружиться и петь...» - так со слов Александра Фадеева, мы и знакомимся с Любой Шевцовой. 

«Любаша», - как ее ласково называли родители родилась 8 сентября 1924 г. в поселке Изварино Краснодонского района Ворошиловградской области. 

Она была поздним и единственным ребенком в семье. Поэтому ее баловали и ни в чем не отказывали. 

В 1927 г. Шевцовы переезжают в город Краснодон. Григорий Ильич (отец)  был шахтером и с утра до ночи пропадал на работе. К слову сказать, он не погиб при эвакуации как писал А.А. Фадеев, а после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, вернулся домой.  Ефросинья Мироновна (мать) была домохозяйкой. 

Как она рассказывала:  

«Люба не была красавицей, но привлекала она к себе людей радостной улыбкой, веселым характером. Светлорусая, синеокая. Черные брови дугой. Любознательной была. Одевалась Люба всегда хорошо. Сама себе шила вещи». 

В 1933 г. она пошла  в первый класс. Училась Щевцова вместе с Сергеем Тюлениным и Виктором Третьякевичем в школе № 4 имени К.Е. Ворошилова.  

Люба - моя любимая и близкая по духу героиня романа, с детства отличалась живым характером, всегда была первой на спортивных соревнованиях, в художественной самодеятельности и кружке юннатов.  

Случались в школе и стычки, в которых Люба ни в чем не уступала мальчишкам. Бывало попадало и Тюленину. 

В 4-ом классе она сидела с ним за одной партой. Рассадили «неразлучных друзей» в разные концы класса быстро, потому что они устроили соревнование, кто лучший стрелок из рогатки.  

Прозвище «Тюленин в юбке» закрепилось за ней надолго. При клубе имени А.М. Горького работал кружок художественной самодеятельности, в который с большим удовольствием ходила Шевцова. Она хорошо танцевала и пела.  

В Краснодоне долго еще помнили ее звонкий голосок. Люба мечтала стать актрисой, но началась война

В феврале 1942 г. в тогда еще прифронтовом Краснодоне Люба Шевцова вступила в ряды ВЛКСМ, а в апреле по рекомендации Краснодонского райкома комсомола стала курсантом Ворошиловградской школы подготовки партизан и подпольщиков, получила здесь специальность радистки. 

Инструкторы, которые руководили ее подготовкой, отмечали, что она обладала боевыми качествами и, по моему мнению, была лучше всех готова к подпольной работе. 

Летом 1942 г. Шевцова была оставлена для связи в одной из групп, действовавших в оккупированном Ворошиловграде. 

В ее обязанности входило передавать в Центр разведданные, собранные подпольщиками. В середине августа в результате провала явочной квартиры одного из членов подпольной группы возникла опасность ареста Шевцовой. 

После безуспешных попыток наладить связь с руководителем группы, Люба вынуждена была уехать в Краснодон.  

Здесь она устанавливает связь с молодежным подпольем, становится активным участником организации «Молодая гвардия», а затем и членом ее штаба.  

Ефросинья Мироновна вспоминала:  

«Я не знала в то время, что Люба оставлена на подпольной работе, что у нее имеется рация. Мне даже не приходило в голову, что она связная организации и разведчица.

Ведь она мне говорила, что учится в Ворошиловграде на фельдшера. Я и сейчас удивляюсь, сколько потребовалось выдержки и силы воли моей веселой и общительной дочери, чтобы не рассказать об этом своей матери. Если было нужно - она умела молчать». 

По заданию штаба Люба неоднократно ездила в Ворошиловград, Каменск и другие населенные пункты, осуществляя связь с партизанами.  Вот что вспоминала Ефросинья Мироновна:  «Когда были арестованы многие молодогвардейцы, я просила Любу скрыться. Но Люба не согласилась. 

Она сказала, что не может бросить в беде своих товарищей, быстренько собралась и уехала в Ворошиловград попросить помощи для организации, попавшей в беду». 

8 января 1943 г. Любу Шевцову арестовала краснодонская полиция.  

«К нам пришли немцы и полицаи и привели с собой Любу. Переодеваясь за шкафом, она успела шепнуть мне: «То, что в чемодане, сожги». 

Увели ее, а я сразу за чемодан.  Раскрыла - а там пачки бумаги, перевязанные шпагатом. Быстро побросала их в печь... Не успело все сгореть, вновь стучат полицаи. Сделали обыск, но ничего не нашли. Не догадались они заглянуть в печь - там еще тлела пачка бумаги. После оказалось, что чемодан принадлежал Жоре Арутюнянцу, в нем были готовые листовки», -  вспоминала Ефросинья Мироновна. 

Фашисты давно разыскивали ее как советскую радистку. 31 января Любу Шевцову вместе с Дмитрием Огурцовым, Семеном Остапенко и Виктором Субботиным под усиленным конвоем доставили в Ровеньковскую окружную жандармерию.  

Палачи подвергли Любу зверским истязаниям: вырезали на нее спине звезду, избивали ее плетьми от электрического провода. В тюрьме, на стене камеры, сохранились надписи, сделанные Шевцовой:  

«Мама, я тебя сейчас вспомнила. Прошу простить меня за все. Взяли навеки. Твоя дочь Люба уходит в сырую землю. 7 февраля 1943 г.».

                           

Более месяца гитлеровцы издевались над Любой Шевцовой. Они хотели получить данные о местонахождении рации, о кодах, с помощью которых она должна была разговаривать со штабом партизанского движения. Но враги не добились ничего.

Самые жестокие пытки не смогли сломить ее  волю. 9 февраля 1943 г., когда Любу вывели на расстрел в Гремучий лес, она запела одну из самых своих любимых песен:  «На широких московских просторах...».  

На казнь она шла с гордо поднятой головой. Перед гибелью она передала на волю слова, которые звучат завещанием оставшимся в живых:  

«Передайте всем, что я люблю жизнь. Впереди у советской молодежи еще не одна весна и не одна золотая осень. Будет еще чистое, мирное голубое небо и светлая лунная ночь, будет еще очень хорошо на нашей дорогой и близкой, всеми нами любимой Советской Родине». 

Ротенфюрер СС, ведший ее на расстрел, хотел поставить ее на колени и выстрелить в затылок, но Люба не встала на них и приняла пулю в лицо.  Последними словами ее были: 

«За все ответите, гады, наши подходят, смерть...».  

А 14 февраля 1943 г. город Ровеньки был освобожден. Всего пять дней... 13 сентября 1943 г. 

указом Президиума Верховного Совета СССР члену штаба подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» Любови Григорьевне Шевцовой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Автор  Ольга Исакаева (Смирнова)  

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 2

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru