Рассказы, опубликованные на сайте о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом.
ДВА ВАСИЛИЯ, ДВА БОРИСОВЫХ-продолжение цикла о молодогвардейцах

ДВА ВАСИЛИЯ, ДВА БОРИСОВЫХ-продолжение цикла о молодогвардейцах


Читая роман А.А. Фадеева «Молодая гвардия», многие, по сути ещё совсем дети, которые стали героями, упоминаются либо вскользь, либо упоминаются в  конце романа, где автор публикует список погибших молодогвардейцев.  

Но в этом перечислении юных подпольщиков существует лишь один Василий Борисов. Было ли их двое? Не понятно. 

Один по отчеству Прокофьевич, а второй - Мефодьевич.  Встает резонный вопрос: а где же второй и кто из двух Борисовых состоял в организации? 

Я долго искала на них материалы и нашла лишь короткие в две странички биографии. 

И таких темных пятен в истории «Молодой гвардии» было достаточно. Так кто же есть кто?! Один или два?! 

Попробуем разобраться... 

Василий Прокофьевич Борисов
 
Он родился 20 мая 1926 г. в селе Великий Суходол Краснодонского района. Его мать, Александра Степановна и отец (Прокофий, отчество неизвестно) работали в колхозе.

Мама была активной общественницей, неоднократно избиралась депутатом сельсовета. Старший брат Николай в 1939 г. пошел в армию и стал танкистом. 

В 1942 г. он был переброшен на московское направление где и погиб. Василий учился в сельской школе. Любил музыку, пел в школьном хоре, часто выступал на концертах. 

С детских лет был приучен к труду, мечтал стать  механизатором, старательно овладевал техникой вождения трактора, летом работал в колхозе. 

В 1940 г. Василий переезжает в город Краснодон. Жил сначала Вася у старшего брата. Учился в школе имени А.М. Горького. 

Перед оккупацией окончил 9 классов. Когда  была создана подпольная организация «Молодая гвардия», Борисов вступил в ее ряды. 

Его тетя Анна Евгеньевна Акимова, у которой Василий некоторое время проживал, вспоминала:

 «Я стала замечать, что племянник часто уходил в Великий Суходол и снова возвращался. Иногда он вчетверо сворачивал какие-то листочки, уносил их на хутор. Уходя, говорил:

 «Возможно, меня убьют, тетя. Будьте ко всему готовы».  

В Великом Суходоле он встречался с Лилией Иванихиной и Виктором Петровым. Вместе с ними проводил агитационную работу среди населения, распространял антифашистские листовки. 

20 января 1943 г., в момент жестоких боев за Великий Суходол, Василий Борисов помогал советским бойцам наладить телефонную связь с противоположным берегом Северского Донца. 

В тот же вечер вместе с красноармейцами был окружен врагами и расстрелян. Василий Прокофьевич Борисов посмертно награжден медалью «Партизану Отечественной войны» первой степени. 

Василий Мефодьевич Борисов
лью, спичками, махоркой,. гитлеровцы по доносу провокатора арестовали Василия, Ивана и Анастасию Антоновну Борисовых. В фашистских застенках они держались стойко, мужественно. 6 ноября 1943 г. (двухмесячное сидение в тюрьме тоже наводит на определенные мысли) после жестоких пыток Ивана и Василия расстреляли в числе 126 подпольщиков Новоград-Волынского. Погибла от рук палачей и Анастасия Антоновна. Вот тут и начинается самое интересное. Вот что пишет в своей книге «Во имя истины и чести» Н.И. Коваленко:  «А вот как сложилась (по версии Краснодонского музея) судьба В.М. Борисова:  В начале января 1943 г., когда начались аресты молодогвардейцев, В.М. Борисов ушел в Ворошиловград, затем с матерью Анастасией Антоновной отправился в Новоград-Волынский Житомирской области.  Здесь вместе с братом Иваном, участником местного подполья, включился в борьбу с фашистами: распространял листовки, снабжал партизанский отряд солью, спичками, махоркой.  В конце августа 1943 г. по доносу провокатора были арестованы Василий, Иван и Анастасия Антоновна. 6 ноября после зверских пыток Василий был расстрелян в числе 126 подпольщиков. Не случайно сделал я уточнение «по версии Краснодонского музея», ибо о неблаговидных (мягко говоря) деяниях его сотрудников красноречиво свидетельствуют документы, речь о которых пойдет ниже.  Так сложилось, что моя учительская судьба в течение многих лет тесным образом связана с именами героев Краснодонского партийно-комсомольского подполья, и я использую малейшую возможность для того, чтобы узнать как можно больше о них. С Василием Борисовым тоже помог случай.  На похоронах коллеги-учительницы я познакомился с ее двоюродной сестрой, приехавшей из Новограда-Волынского, и попросил об очень важном одолжении для меня, совершенно не подозревая, во что это выльется.  Послав ей несколько фотоснимков похорон сестры, я изложил и свою просьбу: прислать фото могилы, в которой захоронен В.М. Борисов, и кое-что из материалов местного музея, рассказывающих о его участии в городском подполье.  Ведь случай-то неординарный: по сути, едва вырвавшись из лап краснодонской полиции, парень вновь включается в подпольную работу. И вот пришло письмо:  «По случаю очередной годовщины освобождения Новограда-Волынского я смогла навести некоторые справки о Борисове Василии Мефодьевиче. К сожалению, факты, изложенные в Вашем письме, не подтвердились. Его с матерью в город привез брат Иван, который по неизвестным причинам был в доверии у немцев. В музее «Боевой славы» в подпольщиках они не числятся...». Мне сообщили адрес одного из руководителей городского подполья В.З. Пуляева, которого я и попросил рассказать о работе в Новоград-Волынском подполье В.М. Борисова.  Вскоре получил официальный ответ, копию которого автор направил и в адрес Краснодонского государственного музея:  "Я, Пуляев Василий Захарович, в период временной фашистской оккупации  Новограда-Волынского являлся членом подпольной группы.  По решению подпольного комитета передавал в партизанские отряды картофель, овощи, соль, махорку и другие продукты с овощной базы, где я работал завскладом. По возможности снабжал продуктами подпольщиков и семьи партизан.  Во время работы на овощной базе ко мне периодически приходил Борисов Иван, который после выхода из лагеря военнопленных занимался ремонтом часов. Причина посещения овощной базы у него была самая насущная: нужны были продукты питания.  Василий Борисов и его мать ко мне на склад не приходили, я с ними лично знаком не был.  О каких-либо подпольных и партизанских действиях Иван Борисов мне никогда не говорил даже намеком. Член подпольного комитета, руководитель нашей подпольной группы Петр Петрович Штепин, также никогда не говорил мне о Борисовых, что они выполняли какие-либо подпольные задания.  Член подпольного комитета Василий Алексеевич Колесник, который жил вместе со мной в одной квартире, знал эту семью, но никогда не говорил о каких-либо выполняемых ими подпольных делах.  Игорь Богданов, живший вместе с ними, ушел в партизанский отряд, но никто из семьи Борисовых не последовал его примеру. Время казни и место их захоронения  никому из Новоград-Волынских подпольщиков и партизан неизвестно... Руководитель Новоград-Волынского подпольного комитета Михаил Иванович Лигус говорил, что ему как руководителю подполья ничего не известно о каких-либо подпольных делах Борисовых и их гибели. Одновременно считаю необходимым сообщить Вам, что в сборниках документов («Молодая гвардия», Донецк - Донбасс, 1977) и («Бессмертие юных» Донецк - Донбасс, 1983, стр. 308 и 268) соответственно, имеющиеся справки о том, что Василий Борисов вместе с братом Иваном, участником Новоград-Волынского подполья являются вымыслом, так как они не располагали никакими материальными возможностями для выполнения таких крупных поставок в партизанский отряд».  Остаются открытыми вопросы: кто же из двух Борисовых состоял в «Молодой гвардии» и сколько их было на самом деле: один или два? Боюсь, что теперь мы не узнаем об этом никогда... Автор  Ольга Исакаева (Смирнова) 
 
Он родился в январе (число неизвестно) 1924 г. на хуторе Малая Каменка Каменского района Ростовской области. 

Отец, Мефодий Феофанович, был участником гражданской войны. В 1926 г. семья Борисовых переехала на станцию Лихая. В 1932 г. 

Василий пошел в школу. С 1937 г. Борисовы переехали в Краснодон. Здесь он продолжал учебу в школе № 1 имени А.М. Горького. В 1939 г. после окончания семи классов работает в электроцехе Центральных электромеханических мастерских намотчиком.  

В этом же году вступил в комсомол. Увлекался спортом, посещал секцию классической борьбы. Когда началась война, Василий подал заявление с просьбой отправить его на фронт, но ему отказали из-за возраста. 

Он вступил в истребительный батальон. С первых дней оккупации Василий Борисов вступает в одну из молодежных антифашистских групп, а затем по рекомендации Ивана Туркенича - в подпольную комсомольскую организацию «Молодая гвардия».  

Он входил в группу Анатолия Ковалева, принимал участие в распространении листовок, казни полицейских, организовывал доставку оружия. 

Когда подпольщики освободили пленных, Василий увел несколько человек в близлежащие села. В январе 1943 г. в городе начались аресты. 

Василий, выполняя последнее указание штаба организации, уходит в Ворошиловград. Затем вместе с матерью Анастасией Антоновной отправляется в Новоград-Волынский Житомирской области.  Здесь жил его брат Иван, участник местного подполья. 

Через Ивана Василий познакомился с Лидой Бобровой, связной партизанского отряда. Они часто уходили в лес откуда приносили листовки и мины. 

Имея опыт подпольной работы в Краснодоне, Василий активно включился в борьбу с оккупантами. Вместе с братом он распространял листовки и партизанские газеты среди населения, снабжал партизанский отряд солью, спичками, махоркой, принимал участие в диверсиях на железной дороге, помогал пленным перебираться к партизанам. 

В конце августа 1943 г. гитлеровцы по доносу провокатора арестовали Василия, Ивана и Анастасию Антоновну Борисовых. В фашистских застенках они держались стойко, мужественно. 6 ноября 1943 г. (двухмесячное сидение в тюрьме тоже наводит на определенные мысли) после жестоких пыток Ивана и Василия расстреляли в числе 126 подпольщиков Новоград-Волынского. 

Погибла от рук палачей и Анастасия Антоновна. Вот тут и начинается самое интересное. Вот что пишет в своей книге «Во имя истины и чести» Н.И. Коваленко:  

«А вот как сложилась (по версии Краснодонского музея) судьба В.М. Борисова:  В начале января 1943 г., когда начались аресты молодогвардейцев, В.М. Борисов ушел в Ворошиловград, затем с матерью Анастасией Антоновной отправился в Новоград-Волынский Житомирской области.  

Здесь вместе с братом Иваном, участником местного подполья, включился в борьбу с фашистами: распространял листовки, снабжал партизанский отряд солью, спичками, махоркой.  В конце августа 1943 г. по доносу провокатора были арестованы Василий, Иван и Анастасия Антоновна. 

6 ноября после зверских пыток Василий был расстрелян в числе 126 подпольщиков. Не случайно сделал я уточнение «по версии Краснодонского музея», ибо о неблаговидных (мягко говоря) деяниях его сотрудников красноречиво свидетельствуют документы, речь о которых пойдет ниже.  

Так сложилось, что моя учительская судьба в течение многих лет тесным образом связана с именами героев Краснодонского партийно-комсомольского подполья, и я использую малейшую возможность для того, чтобы узнать как можно больше о них. 

С Василием Борисовым тоже помог случай.  На похоронах коллеги-учительницы я познакомился с ее двоюродной сестрой, приехавшей из Новограда-Волынского, и попросил об очень важном одолжении для меня, совершенно не подозревая, во что это выльется.  

Послав ей несколько фотоснимков похорон сестры, я изложил и свою просьбу: прислать фото могилы, в которой захоронен В.М. Борисов, и кое-что из материалов местного музея, рассказывающих о его участии в городском подполье.  

Ведь случай-то неординарный: по сути, едва вырвавшись из лап краснодонской полиции, парень вновь включается в подпольную работу. 

И вот пришло письмо:  

«По случаю очередной годовщины освобождения Новограда-Волынского я смогла навести некоторые справки о Борисове Василии Мефодьевиче. К сожалению, факты, изложенные в Вашем письме, не подтвердились. 

Его с матерью в город привез брат Иван, который по неизвестным причинам был в доверии у немцев. В музее «Боевой славы» в подпольщиках они не числятся...». 

Мне сообщили адрес одного из руководителей городского подполья В.З. Пуляева, которого я и попросил рассказать о работе в Новоград-Волынском подполье В.М. Борисова.  

Вскоре получил официальный ответ, копию которого автор направил и в адрес Краснодонского государственного музея:  

"Я, Пуляев Василий Захарович, в период временной фашистской оккупации  Новограда-Волынского являлся членом подпольной группы.  

По решению подпольного комитета передавал в партизанские отряды картофель, овощи, соль, махорку и другие продукты с овощной базы, где я работал завскладом. 

По возможности снабжал продуктами подпольщиков и семьи партизан.  Во время работы на овощной базе ко мне периодически приходил Борисов Иван, который после выхода из лагеря военнопленных занимался ремонтом часов. 

Причина посещения овощной базы у него была самая насущная: нужны были продукты питания.  Василий Борисов и его мать ко мне на склад не приходили, я с ними лично знаком не был.  

О каких-либо подпольных и партизанских действиях Иван Борисов мне никогда не говорил даже намеком. 

Член подпольного комитета, руководитель нашей подпольной группы Петр Петрович Штепин, также никогда не говорил мне о Борисовых, что они выполняли какие-либо подпольные задания.  

Член подпольного комитета Василий Алексеевич Колесник, который жил вместе со мной в одной квартире, знал эту семью, но никогда не говорил о каких-либо выполняемых ими подпольных делах.  

Игорь Богданов, живший вместе с ними, ушел в партизанский отряд, но никто из семьи Борисовых не последовал его примеру. 

Время казни и место их захоронения  никому из Новоград-Волынских подпольщиков и партизан неизвестно... 

Руководитель Новоград-Волынского подпольного комитета Михаил Иванович Лигус говорил, что ему как руководителю подполья ничего не известно о каких-либо подпольных делах Борисовых и их гибели. 

Одновременно считаю необходимым сообщить Вам, что в сборниках документов («Молодая гвардия», Донецк - Донбасс, 1977) и («Бессмертие юных» Донецк - Донбасс, 1983, стр. 308 и 268) соответственно, имеющиеся справки о том, что Василий Борисов вместе с братом Иваном, участником Новоград-Волынского подполья являются вымыслом, так как они не располагали никакими материальными возможностями для выполнения таких крупных поставок в партизанский отряд».

Остаются открытыми вопросы: кто же из двух Борисовых состоял в «Молодой гвардии» и сколько их было на самом деле: один или два? Боюсь, что теперь мы не узнаем об этом никогда... 

Автор  Ольга Исакаева (Смирнова)  

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru