Рассказы, опубликованные на сайте о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом.
ЮРИЙ ВИЦЕНОВСКИЙ - забытые герои вов (продолжение цикла о молодогвардейцах)

ЮРИЙ ВИЦЕНОВСКИЙ - забытые герои вов (продолжение цикла о молодогвардейцах)



                               


Юрий Семенович Виценовский родился 23 февраля 1924 г. в городе Шахты Ростовской области. 

Мама Мария Александровна работала учительницей, отец Семен Яковлевич - горным инженером. 

В семье было двое детей: Юра - старший, Леня - младший. 

В 1925 г. семья переехала в Краснодон. В 1931 г. Юрий пошел в первый класс школы № 1 имени А.М. Горького, через 4 года перешел в школу имени К.Е. Ворошилова. 

Учился Юра старательно, но средне, так как немного заикался. 

Как вспоминала Мария Александровна: «Аккуратен был со своими учебниками и тетрадями. 

Ни одной помарки, кляксы на тетрадях и книгах. 

Бывало, сядет готовить письменные уроки, сначала делает в черновой тетради, а затем переписывает в чистовую. Трудно было понять, где какая».

Юра рано узнал житейские невзгоды. Когда ему исполнилось 9 лет, от сердечного приступа умер отец. 

Марии Александровне пришлось работать в две смены, и на плечи Юры легли все заботы о младшем брате Лене, которого он нежно любил. 

Незаметно Юра взрослеет, мужает. Меняются увлечения, желания, мечты.  Увлекался музыкой, радио, футболом, много рисует, пробует писать стихи. 

Юра - активный участник литературного кружка, член редколлегии. Любимым его поэтом был В.В. Маяковский. 

А роман Н.А. Островского «Как закалялась сталь» стал настольной книгой. 

В 1939 г. Юра вступил в комсомол. 20 июня окончились экзамены, а 21 июня Юра уже держал экзамен в артиллерийское училище, куда его приняли, но на следующий день началась война.  

Юра и его товарищи эвакуировались, перешли Дон, но под Ставрополем попали в окружение. 

В августе 1941 г. он вернулся домой и пошел в 10 класс школы им. А.М. Горького, который успешно заканчивает. 20 июля 1942 г. в Краснодоне уже хозяйничали оккупанты. 

Виценовские долго советовались, как жить дальше. Захватчики к тому времени уже объявили набор «желающих трудиться в пользу великой Германии».  

На бирже шла регистрация мужчин, которым предстояло восстанавливать разрушенные шахты. Мария Александровна была уверена, что Юрий, как настоящий комсомолец, откажется работать на врага.  

И как же она была поражена, когда однажды, возвратившись из города с Жорой Арутюнянцем, Юра сообщил ей, что оформился на должность слесаря в механические мастерские.  

- Ты что, с ума сошел, гитлеровцам помогать? - запинаясь от негодования, проговорил Леня. 

В ответ Юра весело перемигнулся с Арутюнянцем:  - Не волнуйся, братишка, мы им наработаем... 

Через какое-то время квартальная принесла Марии Александровне записку с требованием немедленно явиться в дирекцион. 

В школе имени Горького, где разместились оккупационные власти, ей пригрозили:  - Какая же вы учительница, если не смогли, как следует, воспитать своего сына?  Он - лодырь! И если вы не примете мер, мы повесим его как саботажника. По-ве-сим! Вы поняли?  

Мария Алесандровна прекрасно понимала, что эти слова не были пустой угрозой - казни проводились в Краснодоне почти ежедневно. 

Вечером, когда Юра возвратился с работы и сел ужинать, она рассказала ему о состоявшемся разговоре. 

Просила быть осторожнее. - Не волнуйся, мамочка. На рожон не лезем. А они нагреются донбасским угольком! 

Через несколько дней, прямо под носом у часовых кто-то перепилил в шахте канат подъема и клеть понеслась в 250-метровую пропасть, оборвав электропроводку, поломав опалубку, коммуникации водоснабжения.  

Все надежды оккупантов наладить добычу угля были сорваны. А ведь это единственное предприятие, которое на тот момент было отремонтировано и немцы уже собирались пустить его в строй. 

Начались тревожные дни. Уже многие арестованы и казнены. Чувство тревоги не покидает Марию Александровну. 

Юра вместе с Григорьевым и Аней Соповой готовился организовать освобождение подпольщиков, но 27 января его схватила полиция.  

Перед казнью Юре удалось передать родным записку, вложив ее в термос, в котором мать приносила ему пищу: «Родные мои! Судьбу нашу решает фронт. Этот гул может сделать свое дело. Надежд на освобождение нет...» 

31 января 1943 г. Юрий Виценовский (здесь воспоминания расходятся. Кто говорит, что живьем, а кто - расстрелянным) был сброшен в шурф шахты № 5. 

Юрий Семенович Виценовский посмертно награжден медалью «Партизану Отечественной войны»  первой степени.
                                  

А потом в дом пришла новая беда - Мария Александровна получила извещение о том, что младший сын Леня пропал без вести на реке Миус. 

Ему было всего 17 лет.

Автор  Ольга Исакаева (Смирнова) 















Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru