Рассказы, опубликованные на сайте о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом.
Филипп Лютиков: «Если нужно будет, то и жизнь отдам за народ...»

Филипп Лютиков: «Если нужно будет, то и жизнь отдам за народ...»


Филипп Петрович Лютиков родился 28 декабря 1891 г. в селе Арсеньевке Конышевского района Курской области.


Оставшись сиротой, он рано познал нужду и лишения. В неполных 14 лет начал трудиться на шахтах Донбасса сначала смазчиком подъемных машин, затем электриком.

В 1914 г. был мобилизован на фронт, служил в инженерных войсках. В годы гражданской войны защищал Родину от германских империалистов и внутренней контрреволюции в рядах 14-го авиаотряда Южного фронта.


В мае 1920 г. после демобилизации возвращается в Донбасс, налаживает энергетическое хозяйство на шахтах.



В 1924 г. Филипп Петрович вступает в партию. За ударную работу по восстановлению шахты «Анненка» в 1925 г. он награжден орденом «Трудового Красного Знамени».

С мая 1926 г. Лютиков работал на строительстве Штеровской электростанции, руководил энергоузлом.



В сентябре 1928 г. его назначили управляющим шахтой № 5-7, а через два года - директором строящегося рудоремонтного завода в городе Красный Луч Ворошиловградской (ныне Луганской) области.


Новый руководитель сумел быстро наладить дело, и завод был пущен досрочно. За отличную организацию строительных работ  он был премирован именными золотыми часами.

В мае 1934 г. Филипп Петрович переезжает в город Краснодон.



Несколько лет заведовал рудничным отделением «Донбассэнерго», а с 1937 г. возглавил Центральные электромеханические мастерские треста «Краснодонуголь».

Весной 1942 г. за несколько месяцев до оккупации Краснодона райком партии рекомендовал Ф.П. Лютикова руководителем партийного подполья.



Бывший секретарь районного комитета Е.А. Герус вспоминал:


«Во время беседы Лютикову был задан вопрос, не помешают ли ему годы и состояние здоровья решать сложную и опасную задачу организации борьбы во вражеском тылу. Филипп Петрович ответил:

 - Я солдат. Воля Родины для меня закон. Любое задание я готов выполнить. Для меня нет ничего выше, чем доверие народа. Я оправдаю это доверие».


С особой силой проявился организаторский талант Ф.П. Лютикова в дни гитлеровской оккупации.



Он сумел сплотить антифашистские силы в единую подпольную организацию и систематически, изо дня в день направлял ее боевую и агитационную деятельность, руководил всеми звеньями и группами.

Вот что вспоминала о том страшном времени его жена Евдокия Федотьевна:



«Когда началась Великая Отечественная война, мой муж был уже немолодым человеком. Зимой 1941 г. мы готовились отметить его пятидесятилетие.

12 июля 1942 г. Филипп Петрович проводил меня с тринадцатилетней дочкой Раей и матерью-старушкой в эвакуацию.



Отдал мне свои документы: благодарности, Почетные грамоты, удостоверение к ордену «Трудового Красного Знамени» и другие. Прощаясь, он сказал:

 - Уезжайте, вам нельзя оставаться, а я должен остаться. Над страной нависла серьезная опасность, ты должна это понять.


Я было возразила:


 - Ведь мы с тобой старики, в гражданскую войну тебе уже пришлось быть на фронте. Может быть, найдется кто-нибудь помоложе?


Но он ответил:


 - Не будем больше говорить об этом. Если нужно будет, так и жизнь отдам за народ.


Базой для подполья муж избрал электромеханические мастерские. Здесь можно было устроить рабочими товарищей по подполью и открыто общаться с ними, давать задания.


С этой целью Филипп Петрович в первые дни оккупации города лично явился в канцелярию дирекциона № 10 и заявил о желании работать механиком.


Это был рискованный шаг. В городе его хорошо знали, и немцы могли расстрелять без суда и следствия. Но он не испугался. Зная, что оккупантам нужны люди, способные наладить добычу угля, он решил действовать в открытую, надеясь ввести гитлеровцев в заблуждение.


Получив назначение на должность прораба механических мастерских, Лютиков стал подбирать нужных ему рабочих. В числе принятых были: Д.С. Выставкин, В.А. Осьмухин, А.А. Орлов, А.Г. Николаев и другие.



Все они стали впоследствии активными подпольщиками. Начальником мастерских руководство дирекциона по рекомендации Лютикова назначило инженера Н.П. Баракова.

Через Налину Георгиевну Соколову, Евгения Мошкова, Володю Осьмухина и Надежду Тюленину Филипп Петрович установил связь с молодежью и антифашистскими группами, которые возникли в городе и близлежащих поселках в первые дни оккупации.


Живя на хуторе Керчик Ростовской области, я несколько раз наведывалась в Краснодон к мужу.



В конце ноября я пришла к нему с Раей. Жил Филипп Петрович на квартире Колтуновой.


Помню, вечером к нему приходил Володя Осьмухин.


Филипп Петрович поспешно вывел его в другую комнату, они серьезно о чем-то поговорили, и Володя вскоре ушел. Я сказала тогда ему:

 - Как Володя возмужал, только худой стал, изменился - не узнать.


 - Да, изменился, Дуся. Горе заставило. Он умница мальчишка, и какие дела творит! - ответил муж.


Вскоре я собралась идти обратно в Керчик.


 - Дуся, - сказал Филипп Петрович, - выполни мою единственную просьбу. Ты идешь по хуторам, возьми вот эти листовки и перед каждым селением разбросай понемногу. Ты уже старая, на тебя не подумают.


Он дал мне целую пачку написанных от руки и напечатанных листовок. Отказать ему я не могла.


В следующий раз я принесла Филиппу Петровичу теплую одежду. Вечером ходила в ЦЭММ. Муж познакомил меня с Николаем Петровичем Бараковым.



Они делали ложки, зажигалки, гребешки, мундштуки из алюминия.

 - Вот наша работа, - улыбаясь, сказал Филипп. - Возьми, пригодится на память. Мы им наработаем! На вилках и гребешках далеко не уедут!


Домой к нему приходила Налина Георгиевна Соколова с бидончиком, как будто за молоком.



Я вначале удивилась: ведь у нее была своя корова. Но она поставила бидончик у порога, а Филиппу Петровичу отдала какие-то бумаги. Расспросила меня, как я живу, много ли немцев в наших краях, а на прощанье посоветовала:

- Ты, Федотьевна, долго здесь не будь, уходи. Здесь опасно. Знаю, что это трудно, но скоро будем все вместе дома. Иди, не задерживайся.


Скрытое сопротивление подпольщиков приводило фашистов в бешенство. Они чувствовали, что в городе есть организация, которая держит в руках весь район, сковывая попытки оккупантов наладить хозяйственную жизнь.


На ноги была поднята вся явная и тайная полиция. Особенно усердствовали они в декабре 1942 г., когда из-за Донца все яснее стал доноситься гул артиллерийской канонады. Красная Армия подходила к Донбассу.


5 января 1943 г. по доносу предателя Ф.П. Лютиков вместе с другими подпольщиками был арестован.


Он знал, что его не пощадят, что на него смотрят десятки арестованных юношей и девушек, находящихся здесь же, в камерах.



Ни единого слова, ни стона не вырвалось у него, несмотря на невыносимую боль, которую причиняли ему враги на допросах. Лютиков все время был спокоен.


А поздней ночью, когда кончились истязания, он собрал вокруг себя ребят, хвалил их за выдержку перед озверелыми врагами.

Ночью 15 января, когда увозили на казнь первую группу краснодонских подпольщиков, очевидцы слышали, как Лютиков вместе с комсомольцами пел свою любимую песню «Замучен тяжелой неволей»...


Когда тело Филиппа Петровича извлекли из шурфа шахты № 5, то у него были отрезаны уши, нос, не было рук, суставы ног вывернуты.


Похоронен в братской могиле героев в центре Краснодона.


Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 г. Филипп Петрович Лютиков посмертно награжден орденом Ленина.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru