Рассказы, опубликованные на сайте о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом.
Особисты. Каннибал.

Особисты. Каннибал.

А в Ленинграде, продолжали пропадать люди. Шел 46-ой год. Жители города еще не успели полностью отойти от войны и от блокады.
-Никаких зацепок, товарищ полковник! – Тимур Абилов стоял в кабинете начальника особого отдела НКВД Ленинградской области.
-Да ты что, майор, ИЗДЕВАЕШЬСЯ? - заорал на особиста начальник, - мне уже из Москвы все телефоны «пообрывали»! Двадцать человек за месяц, включая дочь полковника Игнатова! Пятеро только за последнюю неделю!
-Но что я могу сделать… - начал было оправдываться майор.
-Не можешь ты, найдем другого, - буйствовал Слюсаренко, - даю тебе неограниченные полномочия! Действуй майор! Завтра к вечеру, жду с докладом! Свободен!
Абилов уже просто не знал, что еще можно предпринять. Люди в Ленинграде и пригороде пропадали регулярно, но настоящая суета началась в последнее время, когда число пропадающих резко увеличилось. А настоящий резонанс дело получило после пропажи дочери ветерана разведывательной службы, знаменитого на весь город полковника Игнатова.
-Заур не объявлялся? – первым делом спросил у дежурного Тимур, зайдя к себе в отдел.
-Никак нет, товарищ майор.
-Всех оперов ко мне в кабинет. Быстро, - на ходу бросил он пошел к себе.
«Где же этот информатор? На Заура это было не похоже: этот восточный паренек был ему откровенно предан. Утром он отправил его на Калининский рынок, где последний раз видели пропавшую девочку Игнатову Полину, 14-ти лет. Заур должен был переговорить со «своими» и подобрать список возможных преступников. А теперь он пропал…
В кабинет начали входить офицеры оперативники. Через пару минут кабинет был полон: рабочая группа из шести человек собралась в полном составе.
-В общем, так, товарищи – решительно начал начальник, - времени заниматься пустой болтовней у нас не осталось. Нам определили максимальные полномочия. Связываемся с военными, берем бойцов-автоматчиков. Создаем двадцать групп, в каждую обязательно входит офицер и оперативник НКВД и пятеро солдат.
На лицах оперативников читалось удивление: таких операций ни у кого из них еще не было.
-Далее. Становимся цепью и прочесываем центральные районы города вокруг злополучного рынка, с севера на юг. Полностью! Заходим и осматриваем каждую квартиру, каждый дом. Залазим на каждый чердак, в каждый подвал и погреб! На возражения реагируем жестко, но адекватно! Начинаем через два часа, Збицкий за старшего оперативника. Приступить!
Зазвенели телефоны, застучали сапоги по коридорам казарм и зданий милиции. Приоткрыв рты, стояли люди на улицах, глядя как носятся туда-сюда военные.
Операция, получившая кодовое название «Грабли», продолжалась уже около двух часов. Было осмотрено уже две трети запланированной территории. Абилов уже «рисовал» себе завтрашнюю сцену в кабинете у полковника и подумывал написать рапорт «по собственному» уже сегодня, когда вдруг под окном завизжали тормоза:
-Товарищ майор, Вы должны на все посмотреть сами… - оперативники были белы, как мел, - проедем?
Через пятнадцать минут Майора особого отдела вели по ступеням в старые подвалы одного из зданий семнадцатого века, метрах в пятистах к востоку от Калининского рынка.
Подвалы были огромными: здесь когда-то хранили запасы овощей и бочки с вином. В лабиринтах коридоров можно было запросто заблудиться навсегда.
-Сюда, Тимур Станиславович, - потянули его за шинель оперативники, в черный проем входа в очередной зал.
В помещении стояла тишина, несмотря на присутствие, около десятка милиционеров. На длинной скамье сидел связанный подозреваемый. У противоположной стены была огромная каменная печь, в которой горел огонь. Рядом лежало несколько вязанок с дровами и огромная куча каменного угля, с торчащей совковой лопатой. В мешках, стоящих в углу, была обнаружена одежда и личные вещи пропавших людей. Из камина оперативник достал несколько костей.
-Похожи на человеческие… - прошептал он.
-Вон та, большая шкатулка, товарищ майор, - указал на маленький сундучок, капитан Збицкий.
Открыв шкатулку, Абилов увидел драгоценности. Внимание майора привлек кулон в виде сердечка. Открыв «сердечко», особист сглотнул: с черно-белой фотографии на него смотрели полковник Игнатов и его дочь…

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru