Отзывы и предложения
Имя батьки Махно, гремело по всей Украине

Имя батьки Махно, гремело по всей Украине

В ставке батьки махно 

Осенью 1920 года в Крыму стояли тихие теплые дни. Хотя с севера уже дули холодные ветры - предвестники суровой зимы и в долинах по утрам долго лежала роса, на всей южной гряде полуострова, окаймленного особняками знати и домишками бедняков, все еще палило солнце. Приближался последний акт борьбы, а положение Врангеля пока было прочным.

Прорвав линию Волноваха - Мариуполь, он в октябре 1920 года продолжал удерживать инициативу в своих руках.


Создалась угроза белогвардейских армий в Донбасс.


Во врангелезскую армию стекались остатки белогвардейских войск, разбитых в Сибири, под Петроградом, на других фронтах, стопятидесятитысячная армия барона все время пополнялась.


Ее лучшие дивизии - марковская, дроздовская и корниловская - стояли на подступах к. Крыму; они были хорошо оснащены артиллерией, танками, тяжелыми пулеметами, броневиками - все это вооружение широким потоком текло через Средиземное и Черное моря в Крым.


На Черном море хозяйничал флот Врангеля, его поддерживала авиация.


И барон и Антанта были убеждены - и на то были основания,- что Крым сильно укреплен и что если Красной Армии даже удастся потеснить Врангеля из южных районов Украины, то в Крым она не прорвется.


На Перекопе, в районе Сальниковского перешейка и Чонгарского полуострова, были созданы сильные укрепления, обеспеченные тяжелыми орудиями.
Шестьдесят грузовиков, оснащенных пулеметами, и броневики надежно закрывали доступ па полуостров.


Барон щедро расплачивался со своими покровителями.


Транспорт, груженный сырьем для промышленности, три миллиона пудов кубанской и ставропольской пшеницы - хлеб, награбленный и отобранный у голодающих рабочих России, ждали отправления в Западную Европу.


В кабаках Севастополя, Ялты, Симферополя, во всех злачных местах продолжала кутить, веселиться, спекулировать и наживаться вся дрянь, скопившаяся на крымской земле, уверенная, что снова вернется в свои поместья, банки, министерские кабинеты.

Тем временем армии Южного фронта готовились к решающим боям, и было важно, какую позицию займет Нестор Махно.

В тот промозглый октябрь 1920 года, когда Бела Кун прибыл с дипломатическим поручением в штаб Махно, батьке только-только исполнился тридцать один год. Имя батьки Махно, гремело по всей Украине, а клички ему давали разные: «душегуб», «вешатель», «анархист» и просто «бандит».


Фигура это была, однако, непростая.


Этого бывшего батрака-пастуха выплеснул на поверхность свергнутый революцией старый мир. Еще юношей в 1905 году он попадает под влияние анархистов, через три года царский суд приговаривает его к каторге.


Выйдя из заключения, он становится ярым сторонником безвластия, но сам рвется к личной власти и считает это вполне законным.


Из тех, кто близко знал Нестора Махно, пожалуй, наиболее точную характеристику дал ему профессиональный революционер Степан Семенович Дыбец, бывший анархист, задолго до Февральской революции эмигрировавший в Америку, а после Великой Октябрьской социалистической революции ставший большевиком.


С. С. Дыбец являлся председателем ревкома в Бердянске, где в 1919 году находились махновские войска, и волей судьбы был вынужден иметь дело с Махно.


Позднее он был начальником Главного управления автомобильной и тракторной промышленности, близким другом Серго Орджоникидзе.


Вот что Дыбец говорил о Махно: «Был среднего роста, носил длинные волосы, какую-то военную фуражку.


Владел прекрасно всеми видами оружия...


Хорошо знал винтовку, отлично владел саблей, метко стрелял из маузера и нагана.
Из пушки мог стрелять...

думается, Махно обладал недюжинными природными задатками.


Но не развил их... Пил он несусветно.


Пьянствовал день и ночь.


Развратничал.


Ему, отрицателю власти, досталась почти неограниченная бесконтрольная власть.
И туманила, кружила голову».


Махно за три года после Октября то и дело менял свои «позиции».
В 1918 году, когда кайзеровская армия оккупировала Украину, махновцы вели борьбу против немцев и украинских помещиков, сопровождая ее пьяным разгулом и грабежами.


В конце года они примкнули к Красной Армии и приняли участие в изгнании врага украинского народа Симона Петлюры из Екатеринослава.


Но закрепиться здесь не сумели из-за тех же грабежей.


В начале 1919 года в банды Махно стекались остатки петлюровских войск, авантюристы, всякая деклассированная нечисть.


Махно откровенно стал выступать против Советской власти.


Гуляй-Польский район стал главным махновским контрреволюционным центром.
Махно организует террор против партийных и продовольственных работников и милиции.


Но тут Деникин начинает наступление на Украину и Донбасс, беспощадно грабит население.


Из рук батьки, вызывая недовольство его воинства, уплывает добыча.
Значит, надо бороться против Деникина.


Силенок у одного Махно маловато, и он просит Красную Армию взять его под «свою высокую руку».


Дыбец писал: «Может быть, тут была вина и молодой Советской власти, когда ему создавали популярность и пошли даже на то, чтобы его войско, уже многотысячное, звалось бригадой имени батьки Махно».


Но время было архитрудное для Красной Армии, и каждый союзник был необходим.
Вскоре, однако, стало ясно, что в Гуляй-Поле, да и по всей округе Махно продолжает свои старые дела, ведет войну не столько против белогвардейщины, сколько против народной власти.


Он открыл фронт Деникину.


Тем временем Красная Армия наносит сокрушительные удары по деникинцам.
В создавшейся ситуации Махно и его единомышленники опять маневрируют.


Дав вынужденное согласие на переговоры с членом Военного совета Бела Куном о совместных действиях против Врангеля, Махно нервничал, пытался оправдаться перед своими единомышленниками.


По его указанию газеты поместили заметку, в которой говорилось: «...
мы полагаем, что коммунистическая партия не позволила бы вести с нами какие бы то ни было переговоры, если бы сама коммунистическая партия в этих переговорах не была заинтересована...


Но мы всегда готовы сговориться с теми, у кого интересы революции стоят выше всего».


Вот так! Они готовы «в интересах революции», а конкретно, во имя спасения своей анархистской армии пойти на соглашение с большевиками.


Махно временно приостанавливает открытую борьбу против Советов, по готов каждую минуту приняться за старое.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 2

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru