Подмена - часть 2

Подмена - часть 2

Подмена-2

Стояли морозные январские дни. Мы, пятеро парней, отлеживались на деревенских печах, а три наши односельчанки, сыгравшие главную роль в новогодней ликвидации 11 полицейских, находились в заключении.


Зинаида, Зоя и Татьяна, наши старшие одноклассницы, не выдали нашу подпольную группу немцам, и сейчас ожидали отправку в Германию.


Каждый из нас чувствовал себя ответственным за их дальнейшую судьбу:


- Как будем выручать из беды наших девушек, ребята? – спросил я своих грустных товарищей.


- Подпольщики из Узды сообщают, что эшелон с людьми и награбленным домашним скотом отправят в Германию к концу января.


- Михаил, а что думают предпринять лесные партизаны? – спросил 

Виктор, по-взрослому выпустив носом дым от немецкой сигареты, - они же нами командуют.


- Завтра я буду в отряде и задам этот вопрос. Что мы можем предложить?


... Не придя к единому мнению, мы решили подождать решения командования.


Варианты освобождения подсказал бежавший к партизанам один из работников лагеря. От него мы узнали, что три больших колхозные сарая, обнесенные колючей проволокой. 

Охрану несут полицейские их города.


Всего заключенных более 300 человек, а охранников – около десяти. На двух вышках – пулеметы. В трех километрах немецкая воинская часть.


Полицаи продают людей за немецкие марки и драгоценности, или – меняют (подешевле) на другого (калеку, больного, дефектного и т. п.), которого немцы перед отправкой могут забраковать и отпустить домой.


С деньгами и золотом у партизан было туго, а у деревенских жителей, живших до войны на трудодни, – тем более.


- Товарищ командир, – обратился я к командиру партизанского отряда, – мы согласны заменить собой девушек!


- Я так и думал, Михаил, что вы не бросите своих отважных помощниц! А где возьмете деньги?


- Попробуем предложить самогон и продукты... кое-что припрятали на «черный день» наши односельчане?!


- Хорошо! И мы подкинем немного немецких денег. А что будет с вами потом, подумали?


- Подумали! – уверенно сказал я, – если немцы нас не «забракуют», то – сбежим!


- Действуйте! – сказал начальник штаба и обнял меня на прощанье.


... Стать подменой захотели все пятеро! Чтобы не ссориться согласились на жребий: повезло мне, Петру и Виктору.


Сделать из нас больных и немощных уговорили местную знахарку, бабу Нюру. Я «заболел» желтухой, Петр – туберкулезом, а Виктор – стал немым.
В назначенный день, загрузив на телегу канистру самогона, несколько кусков сала и кругов колбасы, пару вяленых окороков, квашеной капусты и соленых огурчиков, мы со старостой (сотрудничал с партизанами) отправились в лагерь.


... Обмен прошел удачно! Часовой пинками загнал нас за ворота лагеря. Девушек же вывели через тыльные ворота. Мы только издали помахали друг другу руками.


Лагерь встретил нас снежными сугробами, заледеневшими стенами сараев и заткнутыми соломой и тряпками окнами. На нарах, прижавшись друг к другу, лежали наши сверстники. 

В морозном воздухе стоял непрерывный кашель и чихание. Печка «буржуйка» была не в состоянии нагреть все помещение.


- Ребята, а вы как сюда попали? В вашей деревне Круглица есть, куда вовремя спрятаться?! – удивленно спрашивали бывшие одноклассники.


- Не повезло! По снегу далеко не убежишь, - ответил я, - когда отправка в Германию?


- Завтра, вроде бы! Выкладывайте продукты и располагайтесь, не стесняйтесь…


Ближе к обеду, дав похлебать из ведер капустной жижи, нас выгнали во двор. Немец и немка в белых халатах, поверх меховых шуб, начали осмотр. Здоровых записывали в какой-то список, вешали на шею железную бирку с номером и отправляли к выходу (за воротами уже стояло около десятка грузовых машин). 

Забракованные счастливчики оставались пока на месте.


Увидев мое желтушное лицо и глаза, немка позвала мужчину и что-то сказала ему. Доктор согласно кивнул и - они прошли мимо.


Петр все время покашливал и вытирал грязным платком слюну с кровью... немцы даже не остановились рядом с ним (явные признаки болезни легких).
Виктор, изображавший немого, начал усердно мычать и гримасничать в ответ на вопросы медиков. 

Неожиданно немец бьет его кулаком в пах и – Виктор, скорчившись от боли, переходит на нормальную речь: «Ой! За что?!» Немец за ухо вытаскивает его из нашего строя и пинком отправляет к воротам.


Вечером «бракованный материал» был отпущен на свободу.


… Виктор вернулся домой через неделю. 

Запасный вариант побега сработал: с помощью лезвия ножа, спрятанного под стелькой валенка, он в поле вагона проделал дырку и сбежал вместе с другими отчаянными ребятами.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 0

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru