Вспоминает немецкий офицер

Вспоминает немецкий офицер

Уже потом, в госпитале, я узнал, что они прорвали наше оцепление. Это было невероятно, с одними лопатками в руках



Война на восточном фронте, многому меня научила. Заставила по другому взглянуть на мир. Это не было похоже на ту войну, в европе. Там всё было по другому. Наши танки и наше оружие, казались там вне конкуренции.

Да конечно, у европейцев были и пушки и самолёты и танки, но не было того, что было у «варваров» с востока, так мы называли их. У них не было того стержня, того несгибаемого характера, что был у русских.

Я с самого начала служил в моторизованной части, я видел какие результаты приносила наша тактика, тактика «блицкрига». Это было весело, да. Когда мы, совершенно неожиданно и внезапно, врывались во французские деревни и города, местное ополчение просто поднимало руки вверх.

Но в России такое не проходило, практически никогда. Мы всегда получали отпор. Несли потери. Даже тогда, когда русский солдат, оставался один, он всё равно пытался сопротивляться.

Иногда доходило до абсурда. Один пулемётчик, мог сдерживать, чуть ли не две роты, наших солдат. Были случаи, когда от расчёта орудия, которое было разбито, оставался один русский. Он каким то чудом, умудрялся из этого орудия палить по нашим танкам, да ещё и подбивать их.

Это не укладывалось у меня в голове. Как, один солдат, смог остановить наступление, танковой бригады. Как он смог выживать, при бешеном обстреле его позиции, со всего что у нас было.

Когда нас перебрасывали на восток, наш командир - старый вояка, сказал что это, огромная ошибка, идти войной на Россию. Помню мы тогда смеялись и говорили, что наш полковник слишком расслабился в европе. Стал мягкотелым, потерял боевой задор.

Он слышал смешки за спиной, знал, что о нём думают солдаты. Но он сказал одну фразу, о которой я потом, вспоминал всю жизнь.

-Вы не знаете их. Русские вас не раз удивят. На все ваши планы и хитрые ходы, они ответят своей непредсказуемостью и своим «авосем».

Потом.... Потом мы часто вспоминали эти его слова, он оказался прав. Эти «варвары» проходили там, где в принципе пройти не возможно. Они появлялись так неожиданно и так же неожиданно исчезали. Они проходили сквозь непроходимые болота и лесные чащобы, протаскивали там орудия и танки.

На восточный фронт, я попал, в составе своей же, моторизованной дивизии в 1942-ом году. Тогда уже стало ясно, что наша тактика, начала сдавать сбой. Не вышло у нас, с ходу, захватить Москву, были и другие обидные просчёты.

Весной 42-го, наша дивизия, железной поступью, двинулась на русскую землю. Первые потери мы понесли, ещё даже не вступив в бой и не увидев ни одного противника. Наш поезд, шедший к месту нашей дислокации, подорвали партизаны.

Мне повезло, я был в вагоне, который остался невредимым, а вот полковника нашего не стало, как и нескольких платформ с техникой. Мы высыпали из вагонов, с оружием в руках, готовые показать этим русским, как сражаются элитные части вермахта.

Но нас встретил только глухой лес. Подрывников и след простыл. Так мы впервые столкнулись с партизанами, а потом, они стали настоящим «бичом божьим» для нас. Но это потом, когда мы уже уносили ноги от Сталинграда.

Сталинград. Там стреляли даже камни, от нашей техники не было никакого толка, мы не могли двигаться в условиях, когда город разрушен, улицы засыпаны битым камнем и всяким мусором. Нас, временно перевели в пехоту.

Там я и был ранен. Нет, не пуля меня нашла. Меня нашла сапёрная лопатка, в руках того русского сержанта. Я никогда и подумать бы не мог, что этот инструмент, можно так применять.

Мы точно знали, что в одном из домов, который был уже почти под нашим контролем, на верхнем этаже, осталась группа вражеских солдат. Человек восемь не больше. Они продолжали отстреливаться, но вскоре боеприпасы у них кончились.

Нам был дан приказ, обезвредить русских, и взять в плен. Ну что могло пойти не так? Они без патронов, помощи им нет, дом окружён. Ни кто не ожидал, что они ещё в атаку пойдут. Без оружия, на автоматы. Мы рассчитывали на лёгкую победу.

Они выскочили из-за угла, неожиданно, с этими лопатками в руках. Это было страшно. Потом уже я узнал, что русские обучаются бою, с этим инструментом. Даже специально точат кромку, чтобы легче рубить.

Уже потом, в госпитале, я узнал, что они прорвали наше оцепление. Это было невероятно, с одними лопатками в руках.

После выписки, я участвовал ещё во многих боях, но везде везло. Как говориться - прошёл сквозь огонь и воду. Русские заставили себя уважать, как отличных воинов.

В конце 44-го, я понял, что этой компания, ни чем хорошим, для меня не кончится. Я решился на побег. К тому времени, строгой дисциплины у нас не было, люди дезертировали часто и на это ни кто уже не обращал на это внимания. 

Я смог добраться, до ближайшего международного порта, который ещё работал и сел на корабль до Аргентины.....

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 3

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru