Ванька, который даже «муху не мог обидеть», схватил с земли лом и с размаху опустил инструмент на голову офицера!

Ванька, который даже «муху не мог обидеть», схватил с земли лом и с размаху опустил инструмент на голову офицера!

Ванька, который даже «муху не мог обидеть», схватил с земли лом


Белоруссия стонала под властью немецких захватчиков, но – не сдавалась на их милость. Враг от регулярных ударов партизан не знал покоя ни ночью, ни днем. Будучи не в силах справиться с ними, фашисты свою злобу вымещали на мирных жителях.

Я и мать проживали в небольшой деревушке Круглица Минской области. За окном трещали январские крещенские морозы 1943 года. В один из таких дней нас, стариков и детей (мне шел 15-й год), староста с полицаями, матами и ударами прикладов винтовок, согнали к зданию бывшей школы.

Там стояла грузовая автомашина и несколько мотоциклов с пулеметами. У костра из школьных парт и скамеек толпилось около десятка немцев.
На крыльцо школы вышел офицер и через переводчика довел до нас ультиматум командования:

- ...Если вами не будут выданы бандиты, подорвавшие около села военный автомобиль и убивших трех солдат фюрера, - будут казнены 30 человек и сожжены их дома.

- Односельчане! Я вас предупреждал! Спасайте свою и мою жизнь! – взмолился наш староста.

Над площадью пронесся глухой стон, запричитали старухи и навзрыд заплакали малые дети. Многие из односельчан знали про партизан, устроивших эту диверсию.
Я, как связной отряда, даже помогал в установке мины (приносил лом и лопату). В голове крутились мысли:

- Что делать? Базу партизан – я ни за что не выдам! 

- Взять все на себя? Тогда поставят к стенке меня и мать!

- А что будет с соседями и деревней?

И тут из толпы выходит Ванька! Это был местный немой «дурачок». Ванька – безобидный 20-летний громадный парень, который все понимал, но выговорить мог только короткие звуки. Он гонялся за нами, когда над ним шутили, обижался и плакал, но никогда не бил...

Ванька подошел к офицеру и, показывая пальцем себе в лицо, начал отчаянно жестикулировать руками и выкрикивать:

-Я – бух! Я – пуф-пуф!

Немец, переводчик и староста долго спорили... и переводчик крикнул:

- Найн! (Нет!)... Этот идиот не смог бы совершить подрыв машины!

Ванька, широко раскрытыми глазами взиравший на немцев, неожиданно бросился к машине, вырвал из крепления лом, и – несколькими ударами вырубил в мерзлой земле приличную ямку:

- Я – бух! Я – пуф-пуф!

Офицер похлопал в ладоши, отрицательно покачал головой и дал отмашку солдатам. Немцы бросились к нам и начали выхватывать без разбора попадавшихся в руки людей... Крики и плач вновь заполнили деревню!

И тут – произошло нечто, никем не ожидаемое! Ванька, который даже «муху не мог обидеть», схватил с земли лом и с размаху опустил инструмент на голову офицера! Немец, как подкошенный упал на землю

- Я – бух! Я – пуф-пуф! - без остановки повторял он...

Только после многократных винтовочных и автоматных выстрелов, Ванька, подойдя к нам, упал замертво с улыбкой на лице: «Я – бух! Я – пуф-пуф!» -продолжали шептать его губы.

...Партизаны, следившие за карателями, подоспели вовремя. Враг, застигнутый врасплох, был уничтожен. Тело Ваньки было предано земле под троекратный партизанский салют.

А всем нам, спасенным жителем деревни, было немного совестно за когда-то причиненные немому герою прижизненные обиды...

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 2

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru