-Ольга, отвечай! Этим ты спасёшь и себя, и дочь, и будущего ребёнка!

-Ольга, отвечай! Этим ты спасёшь и себя, и дочь, и будущего ребёнка!

Судьба

В жизни Ольги и Петра намечалось радостное событие: в семье ожидали рождения второго ребёнка. Омрачало то, что Петр мог приходить домой только ночью.

Белорусская деревня, где ранее вместе жила счастливая семья, находилась под оккупацией немцев.

Их первенец, годовалая Клава, едва научившись ходить, топала за мамой Олей и постоянно задавала вопрос на своём детском языке: «Де тата?». Этот вопрос заинтересовал старосту деревни Ивана Авласова, который вместе с немецкими солдатами держал порядок в деревне. 


Пётр вместе со многими односельчанами и мужчинами из соседних деревень ушёл в лес в партизаны, чтобы своими силами противостоять врагу.


С момента оккупации деревня жила двойной жизнью: днём здесь правили немцы, а в ночное время в свои семьи приходили мужики. 


Беременность Ольги стала всеобщим обсуждением. Сначала разговор со старостой Иваном, позже ситуацию решили разрешить нынешние хозяева деревни – немцы.


Разговор с Ольгой желаемого результата не дал. Она молчала. И только слёзы катились по впалым щекам.

Разъярённый немецкий офицер велел собрать всех жителей на окраине деревни. Это были женщины, дети и старики. Немцы громко кричали, требовали рассказать, где прячутся мужчины. 


Ответ Ольги не менялся: 


-Я ничего не скажу!


Немцы яростно кричали:


-Отвечай немедленно! Иначе убьём! Расстреляем! 


Староста Иван всё никак не мог смириться с тем, что его сельчане не принимают новую власть. Он уговаривал Ольгу выдать место в лесу, где находятся партизаны и её муж:


-Ольга, отвечай! Этим ты спасёшь и себя, и дочь, и будущего ребёнка!


-Нет! Вы их убьёте! Не выдам ни за что! – говорила Ольга.


В это время маленькая Клава была дома вместе со своей тётей Соней. И когда в дом зашел немецкий солдат с автоматом, чтобы вывести всех на улицу, Соню держала плачущую Клаву на руках. Увидев их глаза, полные слёз, страха и мольбы, немец со словами: «Schnell, Schnell!», затолкал тётку с маленькой племяшкой под кровать и вышел из дома.


А на окраине деревни разыгралась страшная трагедия. Первая пуля за молчание о муже и его участии в партизанском отряде досталась Ольге. В один миг оборвалось две жизни: её и не рождённого восьмимесячного ребёнка.


В этот день немцы расстреляли каждого третьего жителя деревни. Погиб двадцать один человек. Совпадение или нет, двадцать один год исполнился накануне Ольге. 

Оккупанты разрешили оставшимся в живых жителям деревни похоронить расстрелянных сельчан на местном кладбище. 


По счастливой случайности и доброте немецкого солдата маленькая Клава и её тётя Соня остались жить. Соня стала для Клавы мамой Соней и вопрос «Де тата?» Клава задавала уже ей. Через несколько месяцев во время карательной операции фашистов погиб Пётр, отец Клавы.


После войны вернулся домой Андрей, муж Сони, который стал папой для малышки. Клава осталась жить вместе с Соней и Андреем. 


После войны на месте расстрела Ольги и других жителей деревни установили памятный знак. Вместе с мамой Соней Клава приносила цветы к памятнику.


Повзрослев, она узнала, что жизнь её подарила мама Ольга. А прожить эту жизни волею судьбы пришлось с тётей Соней, ставшей настоящей мамой. 

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 2

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru