Полицай подошел к мешку, нагнулся и – рухнул на него своим грузным телом...

Полицай подошел к мешку, нагнулся и – рухнул на него своим грузным телом...

Засаду решили устроить прямо в церкви, где почти круглосуточно «трудился» самогонный аппарат



Стояла осень 1941 года. Уже пять месяцев шла война... и конца ей не было видно. В моей родной Белоруссии хозяйничали фашисты. Фронтовые сражения велись у самой Москвы.

Мы, вчерашние 13-15-летние ученики Теляковской школы Минской области (пятеро пионеров и комсомольцев), почти ежедневно собираясь на своем «подпольном командном пункте» в подвале заброшенной церкви.

Вход туда был нами тщательно замаскирован ржавым листом железа и деревянными обломками. Естественно, обсуждали не школьную программу, а положение на фронте, действия партизан, как и чем мы можем помочь в борьбе с врагом.

С задачей собирать на полях прошедших боев исправное оружие, мы к началу зимы, успешно справлялись. В тайниках хранились винтовки, автоматы, пулеметы, наганы, гранаты, патроны, одежда и продукты питания. Земле были преданы тела многих погибших наших воинов.

Но нам хотелось стать настоящими партизанами, сражаться с немцами с оружием в руках. Вот и сегодня, мои друзья вывалили на меня, старшего по положению и возрасту, накопившиеся эмоции:

- Михаил! Когда, наконец, нас возьмут в партизаны? – возмущался Владимир, мой сосед по школьной парте, - я видел в отряде наших одногодков!

- Володя, нам, что было приказано?! Быть «глазами» и «ушами» партизан! Разве этого мало?! При необходимости, и о нас не забудут! Тем более, наступает зима и в лесных землянках останутся жить только взрослые!

- Все понятно... – загалдели остальные, - но нельзя же всю зиму сидеть без дела?! Надо что-то предпринять...

Я чувствовал, что в нашей сплоченной команде назревает разлад... и решил не отрываться от коллектива (тем более, что и сам был сторонником активных действий).

И на очередном «военном совете» мы создали свой партизанский отряд из пяти человек. Оружие (на всякий случай) в церкви у нас имелось: два немецких автомата, винтовка, три нагана и несколько гранат.

Все школьники досконально изучали стрелковое оружие, выполняли практические стрельбы, а старшеклассники - даже бросали боевые гранаты. Я занимал первое место по стрельбе и удостоен значка «Юный ворошиловский стрелок».

Воодушевленные разгромом немцев на подступах к Москве, мы и решили посвятить нашу первую самостоятельную вооруженную операцию этому историческому событию в жизни нашей страны.

- Просидим на печке всю войну... – шумели мои «юные партизаны», - немцев и без нас могут разбить! Пора стрелять гитлеровцев и предателей полицаев.

Чтобы не оставлять следов на снегу, засаду решили устроить прямо в церкви, где почти круглосуточно «трудился» самогонный аппарат – общий на всю деревню.

Она стояла на высоком холме между четырьмя деревьями. Проселочная дорога, соединяющая их, проходила в 200-300 метрах от нашего убежища. По дороге регулярно проезжали немецкие машины и полицейские конные повозки.

В качестве амбразуры для стрельбы удачно подходил пролом в стене подвала, заделанный нами обломками кирпичей. Звуки выстрелов снаружи слышны почти не были (мы несколько раз испытывали наше оружие).

И вот, наконец, настал долгожданный (у самогонщиков наметился «выходной») и волнительный день. Прямо с утра мы разместились по заранее выбранным местам: я – с винтовкой у амбразуры, Виктор – наблюдателем в колокольне, Петр – прикрытие у входа в подвал. Остальные двое младших ребят - на выходах из ближайших деревень.

Желанной нашей целью были двое полицаев из соседней деревни, промышляющих сбором продовольствия и самогона для немецкого гарнизона в городе Узда и, разумеется, для себя... Отбирали все подряд, невзирая на причитания и проклятия крестьян.

Ждать долго не пришлось: на дороге появились две подводы с тремя полицаями, вооруженных винтовками.

Доехав до нужного нам места, подводы остановились у мешка с яблоками, предварительно подброшенного нами. Старший полицай скомандовал:

- Петро! А ну, посмотри, что там такое?! Осторожно, может быть мина!

Полицай подошел к мешку, нагнулся и – рухнул на него своим грузным телом... Моя первая пуля, выпущенная из безотказной трехлинейной винтовки, пробила ему голову.
Оставшиеся быстро юркнули под телеги, но мне, сверху холма, они были отличной целью. 

Вторым выстрелом я поразил главаря, лежавшего задом ко мне. Третий, молодой и незнакомый нам вояка, с громкими воплями бросился бежать обратно по дороге. Третьим выстрелом я подранил его, так как он продолжал ползти... Четвертая и пятая пули успокоили его навечно.

Спустившись вниз, мы быстро привели дорогу в первозданный вид.

... Наш первый бой длился около трех минут. Враги были уничтожены. Вокруг стояла солнечная, морозная тишина.

 Прежнего страха уже почти не было! Так начался наш путь - длинной в четыре долгих года.....

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 0

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru