Отзывы и предложения
Немец просчитался. Бекетов, будучи сибирским охотником, одним выстрелом выбил оружие у него из рук

Немец просчитался. Бекетов, будучи сибирским охотником, одним выстрелом выбил оружие у него из рук

Однако, немец просчитался. Бекетов, будучи сибирским охотником, одним выстрелом выбил оружие у него из рук



Наступил 1945 год. С середины января наш зенитный полк уже располагался под Познанью, охраняя военные объекты от воздушных налетов врага.
К своим восемнадцати годам я сделал военную карьеру: из старшего телефониста был повышен до командира отделения связи и присвоено звания «младший сержант».

Командир взвода, по объективным причинам, вынужден был заниматься вопросами радиосвязи в дивизионе, а я – проводной связью с батареями.

- Зайцев, завтра едешь на склад дивизии получать имущество, в том числе и кабель, - радостно сообщил мне взводный, вручая документы.

Это была хорошая новость, так как проводные линии постоянно повреждались или уничтожались в ходе боевых действий.

... Американский грузовой «Студебекер» бодро катил в сторону Познани. Уже ставший привычным, пейзаж минувших боев, не вызывал прежней горечи и тоски. Война шла за пределами нашей Родины.

Я и двое моих товарищей, с интересом смотрели на «заграничное» бытие. Уровень жизни поляков, состояние дорог, сельских домов и хозяйственных построек были явно не в нашу пользу. И еще удивляло, почему не все встречные поляки воспринимали нас, как освободителей?!

- Не хотят, чтобы и у них появились советские колхозы и отменили частную собственность, - задумчиво произнес пожилой водитель, угадав мои мысли...

Мне захотелось было рассказать Федору про своего отца, председателя колхоза, которого осудили и отправили в лагеря за два мешка зерна, неизвестно кем украденные с поля, но – я промолчал...

На складе царила деловая суета: одни машины и конные повозки въезжали через КПП на территорию, другие, уже загруженные, – спешили обратно. Не прошло и двух часов, как мы тронулись в обратный путь.

Довольные быстрым выполнением поставленной задачи, мы радовались выглянувшему солнцу и перекусывали тушенкой с хлебом.

Рев самолетных двигателей и стрельба заставили обратить наши взоры к небу. Там завязался воздушный бой наших истребителей с немецкими бомбардировщиками.

Мы остановились и начали наблюдать за поединком. Скорее всего, фашистские асы были остановлены на подлете к нашему аэродрому, и сейчас пытались выйти из боя. Но, тяжело нагруженные бомбами, неповоротливые, - они стали легкой добычей для наших пилотов.

Несколько юнкерсов, задымив двигателями, исчезли из поля зрения. Лишь глухие взрывы сообщили об их судьбе.

Один немецкий самолет, с горящей кабиной, падал в нашу сторону. Два белых купола парашютов, один за другим, появились в безоблачном небе.
Одного летчика сносило легким ветром назад по дороге, второго – в небольшую рощу, находящуюся в километре от нас.

Переключив внимание на парашютистов, мы решили попытаться их захватить.
Ефрейтор Краев на машине с водителем отправились обратно по шоссе, а я с рядовым Бекетовым – в лес.

Парашютист, видимо, заметив нас, постарался приземлиться в лесную рощу.
Взяв наизготовку винтовки, мы осторожно продвигались между вековыми соснами и елями.

Никаких признаков врага на земле не было видно. Пройдя всю рощу до конца, мы повернули обратно...

- Михаил, смотри, парашют висит на дереве! – неожиданно закричал Бекетов.

Действительно, подсвеченная лучами солнца, белая парашютная ткань отсвечивала разноцветными бликами, запутавшись среди веток двух сосен.

Маскируясь за стволами деревьев, мы, с двух сторон, подошли к парашюту. Летчик, зацепившись ногами за стропы, висел головой вниз и – смотрел на нас, держа пистолет в руке...

- Бросай оружие! – крикнул я, жестами дублируя свою команду.

Фашист, понадеявшись, что легко справиться с двумя юнцами с винтовками, ответил выстрелами.

Он, видимо, был хорошим стрелком, так как его пуля сбила с меня шапку. Кровь из царапины на левом виске горячей струйкой потекла по щеке.

Однако, фриц просчитался. Бекетов, будучи сибирским охотником, одним выстрелом выбил оружие у него из рук.

- Как будем снимать фашиста, Иван? Сам он не слезет! – спросил я напарника, перевязывая рану бинтом.

- На деревья без сучьев не залезем. Значит, будем стрелять по веревкам, - деловито ответил Бекетов.

Увидев направленные на себя стволы винтовок, немец яростно задергался и закричал что-то нам непонятное. Уже привычное: «Гитлер капут», - мы, конечно, смогли разобрать.

Немец, попрощавшись с жизнью и своим фюрером, упал в сугроб, находясь уже в бессознательном состоянии. Придя в себя, со скрученными за спиной руками, он покорно побрел к шоссе, подталкиваемый стволами наших винтовок.

... В часть мы вернулись к исходу дня с двумя плененными летчиками. Краев с Федором захватили своего парашютиста без боя (оглушили прикладами, когда тот еще пытался вылезть из-под купола парашюта).

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru