Отзывы и предложения
Повешенный

Повешенный

Я попал в плен к фашистам весной 1942-го. Взяли меня прямо на поле боя: я остался один, без патронов, и сражался в рукопашную и практически обезумел: Заколол одного фашиста, затем проткнул второго. Затем фашисты вырвали у меня винтовку, но схватив камень, я, расшиб голову еще одному.

Сидя на поле боя, я огляделся – вокруг кольцом стояли немцы и смотрели эти «гладиаторские бои». Вскинули автоматы фрицы, но голос вражеского офицера отдал четкий приказ:

-Stoppen! Nimm es am Leben! 

Решили взять меня живым. Посчитали, что застрелить – это слишком легкая для меня смерть. Избили, скрутили, связали и отправили в ближайшую прифронтовую деревню. Там меня еще несколько раз крепко «попинали» и решили повесить. Собрали еще с десяток пленных красноармейцев, согнали всех жителей деревни, ну и конечно все фрицы собрались.

А звуки боя усиливаются – опять наши в атаку пошли видать. Вот значит, поставили меня на табуретку под высоким дубом на окраине деревни. Накинул петлю мне на шею молодой фашист, перекинул веревку через горизонтальную толстую ветвь и стал рядом в ожидании команды.

-Ничего родненькие! – закричал я нашим, - повоюем еще!

-Сдохнуть, рус свинья! – прокричал вражеский офицер.

Молодой немец ударил ногой по табуретке, выбив ее из под моих ног. Стояли фашисты вокруг и радовались:

-Свиньи коммунисты, - всех повесим!

Потихоньку начали расходиться, и тут вокруг начали рваться снаряды, началась суета, фрицы побежали отступать.

А я вишу на веревке, и чувствую – что то не то, живой я! Дышать конечно трудновато, но веревка уперлась в угол нижней челюсти – не имел опыта в таких казнях молодой фашист, неправильно узел на моей шее сделал. Я начал пытаться подтянуться, ухватившись руками за веревку, но не мог высвободить голову из петли.

-Глядите братцы – услышал я русские голоса, - снимай его скорей!

Я увидел боковым зрением пробегающие мимо тени советских бойцов. Один полез на мое дерево.

-Не могу залезть выше, режу веревку – прокричал солдат – держись родной!

Он разрезал веревку, и я упал на землю. Быстро выбрался из петли и долго кашлял.

Прошел год. Теперь я служил в оперативной группе НКВД по задержанию. Наступление советских войск набирало обороты.

Рано утром, мы находились на службе, в занятом народной милицией здании городской библиотеки Белорусского города Мстиславль. С окрестностей свозили пленных на проработку особого отдела.

Я стоял рядом с бойцами и слушал задачи нашего руководителя:

-И обязательно попытайтесь задержать беглых полицаев. По нашим данным, они укрываются где то в подвалах на севере города…

В кабинет ввели троих пленных вражеских офицеров. Построили немцев вдоль стены и советский особист начал допрос. Я вышел из строя и пошел к столу, затушить папиросу.

Один из вражеский офицеров смотрел на меня и бледнел на глазах.

-TEUFEL!, Дьявол! – закричал бледный фашист, и заметался по комнате. Конвойные «его усмирили».

Я его узнал – это тот офицер, который год назад приказал меня повесить и наслаждался зрелищем.

Он смотрел на меня и тяжело дышал, а я «подыграл»: медленно пошел к нему и улыбался. Он вырвался и разбив стекло, выпрыгнул в окно со второго этажа.

Он сломал обе руки и ногу, приземлившись на бетонные ступени перед входом в здание НКВД. Я глупо улыбался, а особисты говорили:

-С ума сошел…, бывает…

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 3

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru