Два планера бесшумно спускались в нашу сторону...

Два планера бесшумно спускались в нашу сторону...

Огромный полный диск луны висел прямо напротив чердачного окошка. Два планера бесшумно спускались в нашу сторону...

Госпиталь


Летом 1943 года я первый раз за всю войну попал в госпиталь. Выходил невредимым из более серьезных переделок, а здесь – допустил глупость и беспечность.

Услышав вой летящей вражеской мины, я, вместо того, чтобы упасть на землю (в лужу), сделал шаг в сторону, - на сухое место. В результате, два осколка угодили в левые бедро и бок.

- Завидую тебе, Шибко! Одновременно получил и очередное звание старшего сержанта, и медаль «За отвагу», и освобождение от войны почти на месяц получил, - шутил, прощаясь, взводный. 

– Быстрее возвращайся в строй!

Госпиталь располагался в живописном лесном месте (бывшем военном городке) севернее Миллерово. Трехэтажные казармы были переоборудованы под госпитальные палаты.

После двух лет окопной жизни – это был рай! Отоспавшись, отъевшись и, едва встав на ноги, - многие пошли предлагать любовь и ласку противоположному полу. Тем более, что медицинский персонал был сплошь женским. В клубе, по вечерам, организовывались даже танцы под гармошку.

Без особого труда нашел и я себе возлюбленную. Ядвига, медсестра хирургического отделения, приглянулась с самого начала. Как своего земляка, она также выделяла меня из общей массы раненых бойцов.

Начав через полторы недели более или менее ходить, мы частенько гуляли по парку, с интересом и удивлением рассматривали не пострадавшие от войны дореволюционные строения.

- Ядвига, а это что за интересный особнячок, - спросил я, показывая на небольшое здание за металлической оградой, притаившееся в тени вековых дубов. 

– Даже охрана выставлена?!

- Это, Антон, лечебное отделение для высшего командования, - сказала девушка.

 – Вход туда только по пропускам.

В один из вечеров моя девушка на свидание не пришла. Побродив в одиночестве по нашим местам, я обратил внимание на повышенную суету машин и людей у генеральского дома. У ограды появился патруль, увидев который я поспешил ретироваться.

На следующий день Ядвига по секрету мне рассказала, что вчера в особняк поместили двух раненых немецких генералов и начальство из Москвы.

- Меня повысили в должности! Сейчас уколы делаю не в солдатские задницы, а в генеральские... – смеясь, сказала Ядвига.

За ограду получил пропуск и я, как имеющий гражданскую специальность электрика. Чердак (с электрическим щитом) в особняке стал моим любимым местом работы. Ядвигу я допускал туда без всякого пропуска...

- Антон, посмотри, какая красивая луна! Ой, что-то летит к нам, – взволнованно проговорила Ядвига в очередное свое генеральское дежурство.

Огромный полный диск луны висел прямо напротив чердачного окошка. Два планера бесшумно спускались в нашу сторону...

- Скорее всего к твоим генералам немцы летят! Хорошая цель: своих спасти, а наших – уничтожить! – профессионально заключил я. - Встречался с такими диверсантами.

Спустившись на первый этаж, я разбудил дежурного. Майор-медик растерялся и не знал, что делать... Вырвав телефонную трубку, я связался с комендантом:

- Говорит старший сержант Шибко! Батальонная разведка. На госпиталь летят два планера с десантом. Это около 20-30 человек. Пойдут (или поедут) через проходную на генеральский особняк. Встречайте. Нас только двое с майором. Рядом с немцами – еще двое.

Комендант оказался опытным офицером. Через десять минут взвод бойцов занял оборону вокруг здания. Меня же попросил заступить дежурным по КПП.

... Рано утром к воротам госпиталя подъехала санитарная машина, забитая лежачими и сидячими ранеными. Крепкий медицинский капитан, поддерживаемый стонами и матами с машины, потребовал быстрее открыть ворота.

Заглянув в кузов, я еще раз убедился, что это немцы: перемотанные бинтами сытые, выбритые и напряженные лица, явно не окопной загрязненности форма, почти у каждого видно оружие...

Проверив у капитана документы, я пригласил его пройти в помещение и позвонить по телефону дежурному по госпиталю.

- Это капитан Карпенко! Я сопровождаю раненых... – только и успел произнести в трубку диверсант, падая на стол от удара пистолетом по затылку.

- Свяжите этого борова по рукам и ногам, - приказал я двум дежурным бойцам.

... Дневальный по КПП начал снимать замок с обратной стороны въездных железных ворот. Я, приоткрыв дверь проходной, - метнул связку гранат под колеса автомобиля.

Три десятка красноармейцев разрядили магазины автоматов по горящему тенту кузова. Ни одного выстрела не прозвучало в нашу сторону!

Пленный немец (гауптман) и трое выживших диверсантов, подтвердили мою версию их операции: освободить (или уничтожить) плененных генералов, а заодно и – наших...

В часть я вернулся с медалью «За боевые заслуги!

- Антон, как ты умудрился в госпитале получить награду? – удивленно спрашивали бойцы во взводе.

- Смотрите ночью на луну, братцы! Она на нашей стороне воюет...

А Ядвигу вскоре опять повысили в должности... Стала настоящей генеральшей!

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 0

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru