Особист остановился и проговорил угрожающим голосом: - За такие разговоры и к стенке могут поставить!

Особист остановился и проговорил угрожающим голосом: - За такие разговоры и к стенке могут поставить!

Немцы уже под Москвой. Они уже вкушают свою главную победу. Но не суждено было этому сбыться. В конце сентября 1941 года бои под Москвой шли очень тяжелые. Немецкие генералы дали своим войскам приказ наступать на Москву. Они верили в быстрый успех. И было на основании чего верить: более одного миллиона солдат приняли участие в наступление, а также почти тысячу танков и более тысячи самолетов. 
 
 Это наступление немцы окрестили под названием «Тайфун». Они хотели взять Москву с юга и с севера, зажать наши войска в железных тисках и раздавить вместе с нашей столицей.
 
 Я также был защитником Москвы. Наш стрелковый полк защищал высоту 125,5, которая находилась рядом с небольшой деревней. На защиту нам подошла 128-я танковая бригада. 
 
 Перед очередной атакой немцев, командир полка велел нам построиться и сказал:
 
 - Товарищи бойцы, вот уже несколько дней мы не сдаем вверенную нам высоту. Спасибо вам за это. Но командование фронта требует, чтобы мы продержались еще пару дней. Осилим орлы, - прокричал он нам
 
 - Осилим, - в ответ прокричали дружно мы. 
 
 После построения ротный подошел к нам и сказал, чтобы мы окопались немного глубже, так как есть сведения, что немцы кинут в бой свои танки. Мы понимали, что это в нашей же безопасности и стали углублять траншеи. 
 
 Мимо нас проходил особист нашего полка. И когда рядовой Шаповалов. что - то там сказал не лестное в адрес командования. Особист остановился и проговорил угрожающим голосом:
 
 - За такие разговоры и к стенке могут поставить.
 
 Солдаты сразу замолчали и молча продолжили копать окопы. Ровно в двенадцать часов дня началась атака немцев. И прав оказался наш ротный, в атаке приняли участие большое количество танков. 
 
 Вот первый танк приблизился к нашему окопу. Я схватил гранату и кинул под него. Раздался взрыв, мотор у танка взревел и заглох. Здесь я вдогонку гранате бросаю бутылку с зажигательной смесью, и танк загорелся словно спичка. Черные клубы дыма на время перегородили нам видимость. Поэтому следующий танк, въехал к нам чуть ли в самый окоп. Мой друг бросил в него гранату, а я бутылку и снова танк загорелся. 
 
 Бой шел уже два часа, а немцы не унимались. Смотрю с высоты холма и вижу страшную панораму: кругом подбитые немецкие танки и вспаханная машинами и снарядами земля. Сильно пахло горелым. Немцы дрогнули где - то, когда прошел еще час. Наши танкисты погнали их обратно. Так закончился этот бой
 
 Наутро все повторилось снова. Но перед атакой нас хорошенько поутюжили немецкие бомбардировщики. Здорово нам досталось. Но мы и вторую атаку выдержали, хотя сил оставалось совсем мало. К вечеру командир полка получил приказ оставить высоту и отступить на новые позиции. Наш отход прикрыли танкисты, и мы благополучно вышли из этого ада. После боя я узнал, что Шаповалов погиб. Может это и к лучшему, потому что им интересовался наш особист, а он свои слова зря не бросал на ветер, в чем мы убедились позже.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 2

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru