Наш лейтенант особист любил говорить: - Не починишь танк, мы вам тогда испортим вашу шкуру! - Злой был дядька.

Наш лейтенант особист любил говорить: - Не починишь танк, мы вам тогда испортим вашу шкуру! - Злой был дядька.

После призыва в армию в 1941 году я (Астахов Иван) окончил школу сержантов, после чего мне присвоили звание сержант. До войны работал ремонтником в местной МТС, ремонтировал трактора и другие сельскохозяйственные машины. Поэтому, как только попал на фронт меня определили, командиром взвода по ремонту танков в составе танкового корпуса. 
 
 Обязанностями моего взвода были работы по ремонту подбитых танков непосредственно, прямо на поле боя, если конечно, было что ремонтировать. Ремонт приходилось выполнять в очень сложных ситуациях. Кругом идет бой, а мое ремонтное звено подбегало, а иногда и приползало к подбитому танку и начинало делать ремонт.
 
 Попробуй не выполни во время ремонт, сразу попадешь в поле зрения особиста, который мог расстрелять без суда и следствия.
 
 Наш лейтенант особист любил говорить: - Не починишь танк, мы вам тогда испортим вашу шкуру! - Злой был дядька. 
 
 Очень неприятно было, когда подходишь к подбитому танку, найти в нем убитых танкистов. Об этом мы оповещали красной ракетой. Ремонт мог быть простым, это когда заглох мотор, а мы помогли экипажу танка завести его, или меняли траки и устанавливали разорванные гусеницы.
 
 Запомнился один бой. Немцы наступали, а мы оборонялись. Несколько танков со стороны врага и с нашей стороны также группа танков. Завязался бой, в котором немцы подбили у нас сразу два танка. Повреждения были не сложными, поэтому командир роты приказал
 
 - Астахов срочно отремонтировать вот тот танк, - и он указал, какой именно. 
 
 Стало темнеть, моя бригада, захватив нужные запчасти, пошла к танку. Немцы решили отступить. Тоже решение приняло и наше командование. Когда мы подошли к подбитому танку, то обнаружили, что экипаж ранен. Вызвали санитаров, они отнесли раненых, а мы приступили к ремонту танка. 
 
 Долго возились с гусеницей. Она ни как не хотела натягиваться на прежнее место. Мы не заметили, как стало светать, и тут увидели, что на нас идут с десяток немецких автоматчиков. 
 

 - Срочно лезем все в танк, - прокричал я. Нас было четверо. Мы быстро залезли в танк и задраили люки изнутри
 
 - Рус, сдавайс, Иван вылезай, - кричали немцы, когда подошли к танку, при этом они сильно стучали прикладами по танку. 
 
 
 Мы стойко молчали. Потом услышали, как на танк стали падать сучья и мелкие деревца. Мы поняли, что немцы хотят нас поджарить. Так и случилось. Они обложили танк ветками и подожгли. Дым стал проникать во все щели. Дышать становилось все трудней с каждой минутой, а немцы опять орут:
 
 Рус, вылезай! 
 
 Ну, куда нам вылезать. Вылезешь, а это плен, который наши истолкуют, как предательство. Мы решили держаться до последнего. Жар и дым сделали свое дело. Мы уже находились в полуобморочном состоянии, когда услышали стрельбу. Это были наши, которые атаковали немцем, причем успешно. Те ели унесли ноги. Так мы можно сказать заново родились в этот день.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательны для заполненеия - *

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru