Отзывы и предложения
Увидев меня, он выпучил глаза и уже было открыл рот, чтобы заорать - поднять тревогу. Но я успел, успел двинуть ему в зубы

Увидев меня, он выпучил глаза и уже было открыл рот, чтобы заорать - поднять тревогу. Но я успел, успел двинуть ему в зубы

Увидев меня, он выпучил глаза и уже было открыл рот, чтобы заорать - поднять тревогу. Но я успел, успел двинуть ему в зубы...


Великая Отечественная война, для меня, тогда ещё практически мальчишки, началась в марте 1942 года. 

Как и все мои сверстники, я всеми правдами и неправдами, старался попасть на фронт. Мне удалось обмануть призывную комиссию, на тот момент мне едва исполнилось 16-ть лет. 


По здоровью я проходил, как нельзя лучше, деревенская жизнь приучила меня к тягостям и трудностям, так что вырос я здоровым лбом и по мне никак не скажешь, что мне нет восемнадцати. 


Документов у меня ни каких не было, ни паспорта ни чего либо ещё, подтверждающего мой возраст. Всё писалось с моих слов, ну я и прибавил себе пару годиков, сомнений у комиссии не возникло. 


И то, что у меня была хорошая физическая форма, не Геркулес конечно, но всё же, тоже сыграло свою роль. Попал я в разведку, да причём умудрился угодить в самоё пекло. 


Сейчас, после прошествии стольких лет, я вспоминаю свой первый бой, первый, который мог бы стать и последним. 


Это короткий рассказ, о моей первой вылазке в тыл противника. 


*********** 


Июль 1942 года. 


Наша группа, получив задание на взятие «языка», уже третьи сутки наблюдала за передвижением, одного немецкого офицера. 


То, что «птица» он важная, нам деревенские сказали, да и сами мы видели, что охрана с него глаз не спускает. 


Наш командир разработал план захвата. Нужно было попытаться ночью прокрасться в деревню и попробовать, под покровом темноты, выкрасть нашего немца. 


Днём это сделать, было не возможно, так как, из деревни он носа не казал, и с ним постоянно ходило три автоматчика, а вот ночью, оставался только один охранник, да и то с наружи дома. 


Ночь была душная, и окна в дома были нараспашку, что играло нам на руку. Двое наших разведчиков, как тени, нырнули в распахнутое окно. 


Я остался снаружи, и внимательно наблюдал за часовым, около крыльца. 


Тот не высказывал никаких признаков тревоги, просто сидел на пеньке и задумчиво пялился в темноту. 

Через пять минут показались мои товарищи, они перекинули через подоконник, завёрнутого в одеяло немецкого офицера.


 Подхватив нашу добычу, мы начали удаляться, так же огородами, как и пришли. 

Я прикрывал отход. Мы уже дошли до окраины, когда на меня выскочил здоровенный немец, откуда он взялся я не знаю, может по нужде выходил, но оружия при нём не было. 


Увидев меня, он выпучил глаза и уже было открыл рот, чтобы заорать - поднять тревогу. Но я успел, успел двинуть ему в зубы, прикладом автомата и кинуться на него. 


Орать он уже не мог, мешали разбитые губы и зубы, только мычал. Но этот бугай оказался очень сильным, я чувствовал, что уступаю ему. Его руки сжались на моём горле. 


Вот и всё - отвоевался - мелькнула в голове, шальная мысль. Я уже терял сознание, когда почувствовал, что хватка ослабла и могу дышать. 


Оказалась, товарищи заметили моё незавидное положение и поспешили на помощь. 


Мы вернулись в часть с нашей добычей, а тот первый бой я запомнил на всю жизнь...
 
 
 
 

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru