Отзывы и предложения
Деревенское подполье. Боевое крещение.

Деревенское подполье. Боевое крещение.

Деревенское подполье. Боевое крещение.



 

 Чаровка… Обычная советская деревушка. Иногда вспоминается, стоит в серебряных снегах, инеем покрыта, расположенная в самом сердце России – на земле калужской.


 Домишки добротные, сады широкие с огородами, школа. Старых сосен и вековых дубов вокруг деревни достаточно, да и в самой деревне огромный дуб раскинул ветви свои широкие. Под этим же дубом находился дом Людмилы Ивановны Багинской.


 Судьба Алены Святославовны Ельской была тесно связана с Чаровкой. Ее старший брат Евгений поселился здесь вместе с женой Людмилой. В их семье и росли осиротевшая Алена и ее маленький братишка Потап. 


Жена брата – Людмила Ивановна, была доброй женщиной, заменившей детям мать. В соседнем поселке, Аленка закончила школу, а затем училище в Кировске, под Калугой. 


Работала учительницей в Чаровке, затем вышла замуж, родила сына и переехала. И вот, в июне 1941-го она приехала в родную деревню, погостить к брату и Людмиле Ивановне. 


 Внезапно началась война. Муж Алены сообщил в телеграмме, что отбывает на фронт. Брат Евгений тоже ушел на войну и погиб в первых сражениях. 

Осталась в итоге Алена с Людмилой Ивановной: дорога ей были и эта теплая изба, в которой она знала каждый уголок, и старые фотографии в больших рамах на стене…


 Осенью фашисты прорвали фронт, черные машины с ревом ворвались в Чаровку. Деревня сразу будто вымерла. 


Через два дня на улице был вывешен приказ фашистского коменданта: о всех «слугах большевиков», комсомольцах и коммунистах, немедленно докладывать в германский штаб, колхозы отменяются навсегда, по улицам ходить разрешается только до пяти вечера, все оружие немедленно сдать, за неповиновение – расстрел.


 Темно и грустно стало в Чаровке. Колхоза нет, дворы скотные пустуют, многие поля неубранные стоят, в окнах домов мерцают печальные лампады. Мужчины во главе с ушли в отряд, в соседний лес.


 И вот, в штабной землянке, Будаев поправил меховую кубанку со звездой.


 -Кто у нас из Чаровки? – громко спросил соотечественников командир.


 -Я! – Петя Чадов выступил вперед.


 -Расскажи ка мне Петр, в подробностях про деревушку свою, да поподробнее!


 И начал Чадов, пятнадцатилетний подросток рассказывать о том, какие замечательные труженики живут в Чаровке, как хорошо они работали на полях, получая районные премии. 


Но сейчас мужчины на фронте и в партизанах, а в деревне остались дети, женщины, и старики немощные.


 Долго шло заседание в штабной землянке в тот вечер. 

Партизанский отряд нужно кормить, а следовательно необходима продовольственная база. Решено было создать подпольный колхоз в Чаровке, который станет опорой отряда, его глазами и ушами, постоянным боевым резервом. 


 -Знаешь в деревне человека ответственного и решительного? – обратился командир к Петру.


 -Так точно! Алена Святославовна, учительница наша! – без промедления выдал подросток.


 -Ну, Петр, бери эту бумагу и пробирайся в деревню, к Алене. Скажешь ей, что командование отряда решило создать в Чаровке подпольный колхоз. 

Дело сложное, крайне опасное, но очень нужное. Пусть соберет верных людей и за дело.


 Уже на следующий день в избе Людмилы Багинской собрались все Аленкины подруги. Лена, Настя, Софья и Люба, даже сестры Добролюбовы задворками пробрались.


 Подпольную организацию решили назвать «Комсомолка». Все подпольщицы склонились над столом: хозяйство оказалось немалым пашни более трех тысяч гектаров, коровы, лошади, овцы да свиньи. А еще хранение: у колхозников хранились крупы – рожь, овес…


 -На сегодня все, - сказала Алена, - теперь передай командиру, Петя, что подпольный колхоз «Комсомолка» создан и начал действовать.


 Всю осень проработал колхоз плодотворно. Потихоньку и аккуратно, Аленка и ее помощники взяли на учет все зерно, наладили готовку еды и уход за домашними животными – втайне вели колхозные дела, не забывая, естественно помогать партизанскому отряду. 


 После разгрома фашистов под Москвой фронт сместился к этому району и теперь проходил в десяти километрах от Чаровки. В деревне появились новые немецкие отряды. 


Фашисты сразу потребовали, чтобы жители деревни приготовили обоз с продовольствием для гитлеровцев. 


Аленка сработала как обычно скрытно и быстро – отправила связного в партизанский отряд. Будаев незамедлительно организовал засаду. 


Много мужчин из Чаровки находились в засаде, в основном лихие парни. Они прибыли в деревню ночью, «по-тихому». «Колхозницы» также были наготове: накормили бойцов и стояли в дозоре.


 И вот, утром завязался бой. Немцев ровно тридцать один человек. Практически всех партизаны положили за несколько минут. Одного фрица «комсомолки» закололи вилами, когда он, отстреливаясь ввалился к ним в дом


У партизан был только один раненый, и то – легко. Весь обоз с припасами и продуктами, оружием и боеприпасами (все оружие члены тайной организации собирали вокруг деревни и надежно прятали, по приказу командира отряда) отправился в лес к Будаеву.


 А затем, узнав о ликвидации своих солдат, немецкое руководство направило в Чаровку новые отряды. 


Каратели прибыли агрессивно настроенными. Расстреляли десять крестьян, троих запытали до смерти. Сожгли около пятнадцати домов, некоторые колхозные строения. Никто из тех кого пытали ничего не рассказал фашистам.


 
Алена посчитала, что колхоз должен посильно помочь семьям расстрелянных и оставшимся без крова. 


Пострадавших быстро разместили по уцелевшим домам, накормили и ободряющие слова нашли.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru