Отзывы и предложения
Одиночка.

Одиночка.

Одиночка.


 
 Рассказ о войне|ВОВ|Великая Отечественная война

Он сидел на вершине высокой горы, в молодом сосняке и наблюдал, как немецкая военная колонна двигается в сторону перекрестка. 


Он сидел здесь уже третий час. Он умел ждать. Так, еще пятьдесят метров, тридцать, десять. Артур напрягся. Справа в колонне шли БМП фашистов, а слева параллельно ехали мотоциклы с коляской.


 Первой на перекресток выехала БМП фашистов. Тишина. Плавный поворот направо. 


«Что за ч..» только и успел он подумать, как немецкий мотоцикл вдруг взлетел на воздух.


 -Lauer! Falle! – закричали немцы, приготовившись к обороне.
 Колонна остановилась. 


Начали работать пулеметы и автоматы гитлеровцев, поливая свинцом склоны придорожных холмов.


 Артур спокойно достал из-под соседней сосны КПМ-ку, несколько раз, для надежности, крутанул кумулятивную рукоятку и взглянул на дорогу: отлично, фашисты стали как раз, так как надо. 


Еще рано на рассвете, он закопал двадцать тротиловых зарядов, соединенных последовательно, прямо посередине дороги, с интервалом в десять метров, на глубине примерно десять сантиметров. 


 -Ну, натес! – глубоко вздохнув, Артур Игнатович нажал на кнопку подрыва.


 Электрический заряд напряжением 1500 вольт, устремился по проводам к взрывателям. 


Игнатович лег на живот. Через пару секунд половина вражеской колонны взлетела на воздух. На дороге стояли горящие остовы немецкой техники.


 Артур улыбнулся, глядя как оставшиеся в хвосте колонны уцелевшие машины неприятеля разворачиваются и едет в обратном направлении. Вот так то.


 Не дождались фашисты в Александровке подкрепления – нашим полегче будет!


 Мужчина поднялся и начал энергично сматывать провод от подрывной машинки. Намотав провод на машинку, Артур направился в в чащу леса на противоположном склоне горы - в сторону лагеря партизан.


 На вершине он еще раз оглянулся. С высокой сосны около дороги свисал немецкий мотоцикл. Игнатович сплюнул и пошел на доклад. Он любил работать один. 


Он занимался «этим делом» уже полтора года, с августа 1941-го, когда жена с ребенком погибли от приземлившейся рядом вражеской мины. 


Для Артура, как впрочем, для многих красноармейцев, это была не просто война – это была личная вендетта. Так, теперь направо, через ручеек.., теперь вдоль зарослей бузины, вдоль озера. Игнатович на несколько секунд остановился. 


Хорошо то как. Весна, ракиты над водой склонились, поляны бархатные, пруды, грачи как хозяева вышагивают. 


 -Хорошо на земле нашей! - вздохнул Артур


 Через полчаса он пришел в лагерь партизан.


 -Игнатьич дорогой, как ты? Ну ты даешь! – мужики сразу взяли в кольцо партизана-одиночку – мы даже здесь твои «проделки» услышали!


 -Да ладно уж… - Артур был скромным человеком.


 -Ну как все прошло, - Афанасий наливал пришедшему в стакан самогонки, - не обманули наши пионеры-информаторы?


 -Нет, все как и сказали дети, ровно в полдень подъехали. А прошло нормально – нет у фрицев подкрепления.


 Радостный гул одобрения прошел по рядам партизан. Выпили, закусили. Разговор непринужденный пошел. 


 -Тут это, понимаю, что притомился, - начал неуверенно Афанасий, - но ты просил о таком тебе сразу сообщать.


 -Говори, - Игнатович достал папироску и крутил ее в пальцах.


 -В общем, пару часов назад пионерчики наши донесли, - Афанасий посмотрел на остальных, - драпает немецкая верхушка с фронта, поджимают наши крепко видать. Вот, значит завтра эсэсовских офицеров повезут.


 Этих слов для партизана одиночки было достаточно.


 -Маршрут? – Артур курил, глядя себе под ноги.


 -По докладу, из Новокузнецка в Ермак поедут. Завтра в семь утра выезжают. Внимание привлекать не хотят, всего одна БМП в сопровождении, офицеры в легковушке, модель неизвестна.
 Значит дорога на Ермак…


 Игнатович призадумался. Есть там на горе у него пара сюрпризов заготовленных – не терял времени партизан.

 Если выезжают в семь, значит на «его» месте нужно быть не позже восьми. Выходить нужно около полуночи – километров с десять покрыть придется.


 -Соберите в рюкзак гранат с десяток, - Артур поднял взгляд на партизан, - я попробую.


 Он зашел в кладовую, взял из миски несколько картофелин. Одну съел, две завернул в газету и бросил в рюкзак. Облокотившись на деревянную стену кладовой, партизан задремал, а затем погрузился в сон.


 Вышел он как и планировал, в час ночи. Шел твердым и уверенным шагом. Вокруг лес ночной, тьма кромешная – хоть глаз выколи, но диверсант-одиночка знает все места в округе как свои пять пальцев. 


Идет уверенно, обходя овраги и пруды, огибая неудобные холмы и взгорья. 


 На месте он был в семь утра. Вот она, песчаная дорога из Новокузнецка. А вот и Холм высокий, который дорога эта огибает. А на холме «гостинцы» Игнатовича – две горки метра по полтора, из валунов тяжелых.


 Рядом, в зарослях лещины два бревнышка двухметровых, крепеньких заготовлены. Склон перед кучками камней недлинный, но довольно крутой. 


 Ждет партизан, бревна в основания кучек просунул, гранаты из рюкзака высыпал – готов действовать Игнатович.


 Они появились без десяти восемь: серая БМП и следующий за ней темно-серый «Stoewer». Когда до склона оставалось метров тридцать, Артур навалился на «преграждающую кучку».


 Камни лавиной посыпались вниз. Не дожидаясь результата, Партизан одиночка, навалился на второе бревно и посыпались камни кучки «отсекающей». 


Через минуту немцы были в ловушке. Сдавая вперед-назад, автомобиль с эсэсовцами пытался объехать завалы, громко выкрикивали команды немецкие офицеры, выскакивали из бронемашины серые автоматчики. 


 А Игнатович уже швырял вниз гранаты. Первые три стоя во весь рост, вторые две уже сидя, так как автоматчики открыли стрельбу по склону. Раздались взрывы от первых гранат


Шальная пуля угодила партизану в правое бедро. Артур упал на спину, но продолжал кидать вниз гранаты, лежа на спине. Перестал, только когда они закончились.


 Перевернувшись на живот, он отполз на несколько метров назад и медленно приподнялся. Выглянув из-за ствола старой сосны, он увидел два черных, дымящихся остова немецких машин и парочку хромающих на противоположном склоне немцев. 


 -Вот так то… - безрадостно заключил партизан.


 Он осмотрел рану на бедре. Рана кровоточит достаточно сильно. Перетянув бедро ремнем, выше раны, он поковылял в сторону лагеря. Шел медленно – нога через пару часов сильно разболелась, кровь сильно сочилась, появилась слабость и головокружение.


 Солнце уже котилось к горизонту, красным закатным светом освещая лагерь партизан. Кипел на костре котелок – разогревался ужин.


 -Игнатович! Быстрее братцы! – увидев еле плетущегося, опирающегося на палку диверсанта, соратники бросились на помощь.


 -Что случилось? Как ты? 


 -Ерунда, заживет, - Артур устало опустился на бревно около костра, - вовремя успел братцы. Не ушли эсэсовцы!


 
Закрыв глаза, он отключился.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 5

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru