- Да вы что себе позволяете, я старше по званию (напомню, девушка была капитаном танковых войск), - перешла на крик Лиза.

- Да вы что себе позволяете, я старше по званию (напомню, девушка была капитаном танковых войск), - перешла на крик Лиза.

Произошел однажды на фронте вот такой случай. Дело было уже по окончании войны. Где то в апреле 45ого. Стояла советская танковая часть под разгромленным и очищенным от немцев Кенигсбергом. 

Короче, была у зам. командира полка майора Столярчука немецкая овчарка. Звали Эмма. 

Однажды произошел с ней курьезный случай. Майор тогда сожительствовал с молодой капитаншей Лизой (ребята собирались пожениться, но из-за войны с этим на вражеской территории проблемы были, они таки оженились, но позже и уже на родине). 


Она была на 9 лет моложе. Работала врачом в полку. Часть стояла не в городе, который был основательно разрушен, а в леске не подалеку. 

Однажды майор был в отъезде по вопросу снабжения полка запчастями. Лиза одна "поралась" с котелком на костре. А Эмка сбежала. 

Жили они в наскоро сооруженных бараках. Лиза хотела покормить собаку. Но та не отозвалась. 


Тогда она поняла, что собака выскользнула через поломанную дверь барака, на улицу. Девушка (ей было тогда 25), отправилась в лес на поиски собаки. Вечерело. 

Эмка, эмка, – звала Лиза собаку. Но та не появлялась. Девушка расстроенная брела по послевоенному ландшафту. А без собаки возвращаться не хотелось. 

Так и брела по послевоенному ландшафту. Окопы, воронки, дзоты, рогатины противотанковые. Ну и деревья, какие никакие. Лес все таки. 

Вдруг слышит пьяная песня откуда-то несется. Поняла, не к добру, надо возвращаться. А куда возвращаться и не знает. Заблудилась, значит. Бог с ней с собакой самой выбираться нужно. 


Вечер уже, страшно, она давай по лесу мотаться кричать. 

Выбегает к дзоту, а на нем двое бойцов расположились. Наши ребята, по форме пехотинцы. Где то раздобыли спирта, нехитрую закусь, на какой-то тряпке разложили. 


В общем, культурно отдыхают, так сказать. Увидели Лизу, замолчали. Еще бы. Молодуха к ним пожаловала.

Парни чуть постарше были и уже в средней стадии хмеловухи. – Здравствуй красавица, - чуть заплетающимся языком промолвил тот, что по моложе соскакивая с бетонной крыши дзота. 


- Ззз здрасти, - ответила перепуганная Лиза, лихорадочно пятясь назад и нащупывая на поясе табельный пистолет.

 - Да ты не бойся, - надвигался на нее сержант (боец имел чин старшего сержанта, а его дружок был старлеем),- солдат ребенка не обидит. 

- А я и не боюсь, - храбрилась девушка, осознавая, что табельное оружие второпях оставила дома. 

-Присоединяйся к нам, - поддакнул сталей, чуть более трезвый, чем его товарищ, - хороший спирт, медицинский, помахал ей полупустой "поллитрой" солдат.

- Разведем если надо. Да и закусь есть, - показал добрячий кусок сала старлей. 

Надо сказать, что по тем, военным, голодным временам, ребята гуляли по царски. Спирт, сало, хлеб, помидоры. Чин чином. Но особо не пьющую Лизу совсем не прельщала перспектива пикника с двумя не знакомыми, пьяными, вооруженными парнями в лесу (у ребят был автомат и несколько гранат, военные все-таки). 

- Да нет ребята, - возразила уже начавшая смелеть Елизавета, - я, пожалуй, пойду. 

- Шо значит пойду, рассвирепел доселе молчавший сержант, - мы ж на фронте, не умеешь, научим, не хочешь, заставим. 

- Да вы что себе позволяете, я старше по званию (напомню, девушка была капитаном танковых войск), - перешла на крик Лиза.

Но пьяный сержант, похоже, решил не взирать на чины и звания. Но тут произошло событие, повергшее в шок всех участников происшествия. 

Невесть откуда появляется Эмма, быстрой, рысцой огибает хозяйку. Сзади сержанта становится на дыбы, ложит передние лапы ему на плечи, а открытую пасть на шею. 


Псина была уже в годах и довольно здоровая. Бойцы просто опешили, от такого расклада. А Лиза не растерялась, схватила автомат, лежавший, на крыше дзота и дала очередь в воздух. 

Кенигсберг был тогда просто облеплен нашими частями. Поэтому на стрельбу быстро подтянулись бойцы из близ лежащих подразделений.


 Взводный из взвода, где служили пьяные бойцы, извинился перед девушкой. 

Рябят как-то наказали, вроде на гауп вахту и в звании понизили. А Эмку вознаградили банкой немецкой тушенки. Спасла хозяйку! Все хорошо, что хорошо кончается!  

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 0

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru