У Кабардинки.

У Кабардинки.

У Кабардинки.

-Дед, сейчас заедем на ещё одну достопримечательность Кабардинки, которая появилась той зимой.


-Небось опять приготовил испытания для моих ног, внук?


-Можно и так сказать. К самому берегу прибило сухогруз "Рио" и теперь он стала достопримечательностью туристов.


Еле передвигаясь на своих больных старческих ногах, Серафим Иванович остановился у обрывистого склона.


 Море , казалось, начиналось сразу у его ног. А тут же, немного левее возвышался огромный корпус корабля с красным днищем, ровно стоящий прямо на краю песчаной береговой линии. 

Вокруг сухогруза сновали туристы, охотно фотографируясь на его фоне. 

В памяти ветерана сразу возникли другие корабли ровно в этом же месте, заставив сердце биться сильнее.

************

-Филин! Где Филин?-крик лейтенанта тут же тонул во взрывах и шуме осыпавшегося песчаника.


-Где этот прохиндей, сам на месте расстреляю!

-Он с вечера не возвращался с передовой, тарищ лейтенант,-
отозвался рядовой Садовничий.


-Надо что-то делать с этим "Зибелем", иначе его орудия растрепят наши блиндажи за пару часов. Что мне делать? Поддержки с воздуха нет, орудий нет, про корабли я не вспоминаю даже...


-Товарищ лейтенант, разрешите обратиться!


Лейтенант посмотрел на молодого смуглого солдата, мявшегося у самого входа в блиндаж.


-А ты кто такой?


-Это рядовой Гаврилов из группы Филина,
-ответил всё тот же Садовничий.


-Говори, но только быстро.


-В бухте Геленджика я видел уцелевший баркас. Уже темнеет. Можно было бы незаметно подкрасться на нём с тылу к немецкому парому и торпедировать его напичканной на баркасе взрывчаткой. 


-Складно предлагаешь. Бери двух солдат и действуй. Взрывчатку тебе выдаст Садовничий.


Свет Луны озарял окрестности довольно хорошо и группа быстро добежала до баркаса "Надежда". Пока двое спутников подготавливали взрывчатку, Гаврилов с четвёртого раза завёл двигатель и баркас прерывисто забухтел.


Дождавшись, когда свет Луны потускнеет в нависающих тучах, баркас с прицепленной сзади лодкой, двинулся в путь, и уже через тридцать минут был в миле от немецкого парома. 


Три 8,8-сантиметровые пушки мерно выплёскивали искры огня по нагорью Маркхотского хребта Кавказских гор. Где-то в это время под их огнём был и резерв лейтенанта Николаева.

-Всё, ставьте детонатор и марш на лодку! Я ставлю курс на "Зибель",-непривычно для себя показал командирский тон Гаврилов.


Поставив упор в рычаг скорости, Гаврилов прыгнул в лодку к товарищам с уже набиравшего скорость баркаса. Солдаты развернули лодку к берегу и что есть силы, легли на вёсла. 


Гаврилов пытался сквозь темноту следить за курсом "Надежды". Вот прошла минута, другая, третья... 

Наконец, раздался оглушительный взрыв, поднявший фонтан искр и всполохов. Очевидно, сдетонировал боезапас, а значит, немецкий корабль получил критические повреждения. 

На следующий день, уже на марше к Новороссийску, Гаврилов видел тот самый немецкий корабль, выкинутый на берег. Видна была большая пробоина по правому борту и ещё дымящаяся корма. А у его корпуса сновали солдаты в советской форме.


-Смотри Гаврилов, ваш трофей,-крикнул из строя лейтенант Николаев.


-Считайте, по "Медали за отвагу!" вы за него получили.

-Служу Советскому Союзу!
-раздалось от трёх героев. 

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 2

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru