Особист.Пленные.

Особист.Пленные.

Особист.  Пленные. 



 

Шел 1942 год. Группу капитана Сергея Брагина привлекли к работе в штабе НКВД, под Ростовом. Война была в разгаре, и работы у капитана и его помощников было много.


 Доносы шли по пятьдесят штук в день, заградотряды задерживали по десятку человек ежедневно, да и вообще, в армии было много точек приложения их «внимания».


 Его группа, занимающаяся особо важными делами, состояла из трех человек: Андрея Демидова, который недавно получил звание лейтенанта, сержанта Королева Романа, ну и конечно его самого, как руководителя.
 Подчиненные капитана Брагина как раз заканчивали перекрестный допрос двух выживших при атаке на Ейск красноармейцев.


 -И что, даже книжек красноармейца нет? – Королев прищурив правый глаз смотрел на задержанных.


 -Так мы ж говорим, это, товарищ сержант, все карманы об ветви поотрывали, когда через заросли бежали. А там как знать, может и в бою где вылетели… - солдаты виновато смотрели в пол.


 -А до 84-го мотострелкового, ты где служил, сержант? – Демидов проводил сопоставление рассказа бойцов с вписками из архива, принесенными ему по запросу из штаба.


 Их группа размещалась в левом крыле одноэтажного здания бывшего музея. Собственно, их территория состояла из трех кабинетов: кабинет-документальная, допросная и комната отдыха. Комната отдыха служила одновременно и спальней и столовой. 


В правом крыле здания логично расположились силовые подразделения: руководство заградотрядов и группы задержания, находящиеся в ведомстве особого отдела.


 Капитан стоял и слушал, как его подчиненные работают, когда его позвал майор Павел Кривущев, заместитель командира службы заградительных отрядов:


 -Андрюха, можешь зайти на минутку?


 В кабинете «заградителей» сидела худощавая женщина. На ее лице было беспокойство. В углу рисовал карандашом ребенок где-то пяти лет.


 -Будьте добры, расскажите товарищу капитану еще раз всю эту историю.


 Женщина, явно переживала и сильно нервничала.


 -Скажите, но ведь я могу ошибаться, а вдруг я не права, напрасно себя и вас накрутила… - она переводила испуганный взгляд с майора на капитана, - им ведь тогда ничего не будет?


 -Уважаемая, не беспокойтесь – Павел говорил ровным спокойным и рассудительным голосом, как настоящий профессионал в своем деле, - что ж мы звери какие? Если они «в порядке» мы им даже «восстановиться» поможем! Рассказывайте по порядку, все с самого начала.


 И она, еще немного помедлив, начала свой рассказ. Все началось два дня назад, вечером. Женщина, которую звали Ольга, по фамилии Никифорова, с семьей проживала в селе Обухово, находившееся километрах в десяти к югу.


 Муж был призван летом 41-го, вместе с остальными мужчинами поселка. Позавчера вечером она как обычно стряпала что-нибудь поесть себе и ребенку, когда входная дверь вдруг отворилась и на пороге возник ее супруг, в сопровождении двух мужчин. 


Естественно, женщина давно не получала от мужа Олега никаких вестей и очень обрадовалась. Как и полагается, супруга почистила все закрома и достала все съестные запасы. 


Даже полбутылки самогона нашла. Муж познакомил ее с двумя своими спутниками, объяснив, что они приходятся ему двоюродными братьями. 


Оказывается, они случайно повстречались в лесах, во время тактической перегруппировки. «Братья» Николай и Глеб, бежали из немецкого плена, во время перевозки в концлагерь, чудом избежав расстрела. 


Никаких документов при беглых мужчинах, естественно не было. К военным они идти боялись, так как по их словам «заградители стреляют всех, особо не разбираясь, а у нас документов никаких…»


 От выпивки мужчины отказались, сославшись на то, что им нужно будет с утра заниматься делами.


 -И сразу меня как то насторожило, - женщина была очень эмоциональна, - что Олег был очень напряжен и скован.


 Он никогда об этих братьях ничего раньше не рассказывал. Почти ничего не ел и молчал все время. Это на него непохоже. А эти двое общались в основном между собой.


 В общем, перекусив все легли спать, но муж настоял, чтобы она легла с ребенком, а он с братьями лег в другой комнате. Утром, даже не позавтракав, вся троица куда-то удалилась на весь день.


 Вечером все повторилось. И вот утром, они опять куда-то ушли. Женщина не могла больше переживать да гадать и пришла за помощью. Пришла по адресу. 


 -Ясно. Правильно сделали, Оля, что пришли, - Брагин смотрел женщине прямо в глаза, - сейчас отправляйтесь домой и ведите себя как обычно. Не вздумайте хоть чем то показать где вы были. 


 -А что теперь будет? – женщина явно искала хоть какого-то успокоения и гарантий, - если они уже дома, что мне сказать по поводу моего отсутствия?


 -Вот возьмите – майор Кривущев протянул женщине сверток, достав его из шкафа, - здесь хлеб и пару консервов. Скажите, что ходили раздобыть мужчинам поесть. Главное - ведите себя как обычно.


 -Ребенок не проболтается? – задал правильный вопрос капитан.


 -За это не волнуйтесь, - ответила Ольга, беря сына за руку, - он практически не разговаривает. Последствия первых обстрелов. Врачи говорят покой нужен, и все наладится.


 Через несколько минут Ольга с ребенком ушли. Брагин и его подчиненные сидели у капитана в кабинете, майор Кривущев также присутствовал.


 -Ребят выдели хороших. Ты ведь понял, Паша, что тем двоим терять скорее всего уже нечего.


 Решили ночью сделать засаду возле дома Никифоровых, но с утра «братьев» сразу не брать. 


Предстояло определить, куда они ходят и что делают целыми днями. Утром, как только начало сереть, оперативники увидели троих мужчин, выходящих из дома. Супруга Ольги профессионалы идентифицировали по ее описанию, практически сразу. 


Троица направилась в сторону соседнего поселка – Нанки. Следователи аккуратно «повели» троицу От Обухово до Нанки было около трех километров. 


Двое из бойцов Кривущева остались с Брагиным и Королевым, идя следом за «объектами». Еще двое, под руководством Андрея Демидова Отправились объездными путями в Нанку. 


Людей на улице в раннее рассветное время было мало и слежка была трудной: сотрудники НКВД соблюдали крайнюю осторожность. До соседнего поселка троица и ее преследователи добрались через сорок минут. В поселке, следователи особо тщательно изучали действия подозреваемых.


 А происходило примерно следующее: напротив некоторых домов трое мужчин останавливались, рассматривали дом, ограду, обходили вокруг, при этом один из них, самый высокий, светловолосый крепыш все время что-то записывал в блокнот. 


В Нанке блокнот появлялся и исчезал во внутреннем кармане его шинели три раза. Оперативники четко фиксировали адреса заинтересовавших «братьев» домов. 


 -Что думаешь Рома? – спросил тихонько Сергей у сержанта, - какого черта им от этих домов надо?


 Спрашивал то он у Королева, но вопрос был риторическим. Опытный особист уже догадывался, что происходит. За этот день «ведомая» троица побывала еще в трех деревнях.


 По итогам слежки, в списке сотрудников НКВД было четырнадцать домов из четырех населенных пунктов.


 Вечером в штабе собрался аналитический совет – группа Брагина, естественно и сам капитан, и майор Кривущев со старшим оперативником Ильенко.


 На столе перед собравшимися уже лежала выписка из жилищного-регистрационного реестра по населенным пунктам, в которых сегодня работали особисты. Андрей и Роман, по приказу Брагина уже проанализировали выписку, проработав «посещенные» в течение слежки адреса.


 -Все в курсе, чем мы сегодня занимались, поэтому на истории останавливаться не будем – капитан повернул голову к Демидову, - Докладывай лейтенант.


 -По итогам анализа списка адресов, заинтересовавших подозреваемых…


 -Давай к сути и без официоза, - прервал подчиненного на полуслове Сергей.


 -А суть в том, что в домах этих проживают семьи и родственники среднего и старшего руководящего состава подразделений красной армии – Андрей с интересом оглядел присутствующих.


 -Я думаю, все понятно… нужно их брать, - Павел Кривущев и Сергей Брагин многозначительно переглянулись.


 -Сейчас дома жена и ребенок, - вступил в разговор Опер Ильенко, - подождем до утра.


 Взяли «братьев» на рассвете, когда они вышли из дома и направились формировать очередной список.


 Высокий блондин пытался бежать и был легко ранен в ногу. По итогам работы с задержанными, удалось выяснить полную картину их преступной деятельности. 


Двое опытных специально подготовленных немецких разведчиков-диверсантов пробрались на советскую территорию, под видом красноармейцев, бежавших из немецкого плена. 


Работа диверсантам предстояла большая, и нужно было обеспечить место пребывания. Для обеспечения прикрытия и тыла, врагами был завербован солдат красной армии Олег Никифоров.


 В случае отказа от сотрудничества, фашисты угрожали Олегу расправой над женой и ребенком. Согласно уговору, он должен их представить как родственников и постоянно находиться рядом с ними, даже во время «работы». Опасались, что сдаст. 


Целью врага была вербовка старшего и среднего офицерского состава советской армии, путем угроз жизни и здоровью семей и родственников. Двое немецких разведчиков выполняли первую фазу многоэтапной диверсии, а именно создавали информационную базу.


 История задержанных «пленных» завершилась через месяц. Олег Никифоров получил два года лагерей за пособничество врагу. От расстрела его спасли только смягчающие обстоятельства в виде угроз расправы над семьей и подтверждающие это показания сотрудников НКВД, проводивших оперативную разработку.


 Подразделения контрразведки пытались перевербовать немецких разведчиков, с целью заброса дезинформации врагу. 


Однако, никаких точек приложения для гарантий не нашлось: семей и родственников в германии у них не было, материальные блага были не были достаточными гарантиями.


 Испробовав все способы и не найдя подходящего метода вербовки, советское руководство дало отмашку на ликвидацию вражеских диверсантов. 


Через тридцать пять суток после задержания, вражеские шпионы были расстреляны.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 2

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru