Рассказы, опубликованные на сайте о Великой Отечественной войне являются художественным вымыслом.
-Эй, служивый,- потерял кого. Особист стоял с ножом в руке и злобно скалился

-Эй, служивый,- потерял кого. Особист стоял с ножом в руке и злобно скалился

Особист. «Так кто же он такой?!»


-Да говорю же вам, товарищ майор! – кричал сержант Хавронов, - он его подстрелил! Прямо в спину, я сам видел!!!

-Остынь солдат, успокойся! – говорил ему ротный Алексеев, - это война! Все на нервах, может, показалось чего!

-Но ведь это уже не в первый раз, товарищ командир роты! – не унимался боец, - я ведь и в прошлых боях видел, как этот гад исподтишка нашего офицера заколол!!!

-Ну не знаю я, Хавронов, в роте о комиссаре хорошо отзываются! – продолжил ротный, - он справедлив и никогда не порет горячку. В бой идет без страха, вместе с остальными. Так кто же он такой, по-твоему?! Кроме твоих слов мне ему предъявить нечего!

На этом разговор был закончен. Расстроенный сержант вернулся в своё расположение. Опять ему не поверили, хотя он был уверен, что под маской правильного комиссара скрывается предатель и враг.

Прошло несколько дней. Рота опять готовилась к очередному сражению.

-Урааа! – побежали в атаку красноармейцы.

И так снова распорядилась судьба, что сержант Хавронов увидел справа от себя, бегущего комиссара Самофалова. Комиссар стрелял в фашистов, кричал «ура», но не было видно, попадал ли в кого-нибудь.

Когда бойцы достигли первых окопов немцев, сержант снова увидел особиста, но теперь тот подкрадывался к борющемуся с фашистом лейтенанту.

-А это вы, товарищ капитан! – обрадовался русский офицер, узнав комиссара.

-Я! - ответил Самофалов и вонзил штык в грудь лейтенанту. Кто такие особисты во время вов

Сержант замер. На щеках красноармейца заиграли желваки от нарастающей злобы.

-Пристрелю! – прокричал сержант и бросился бегом к особисту.

Самофалов оттолкнул его, и бросился убегать. Застрелить не решился, так как вокруг уже было полно наших бойцов.

…Хавронов перебегал от окопа к окопу, от перекрытия к брустверу, от блиндажа к блиндажу. Он искал предателя комиссара.

-Эй, служивый! – окрикнул его кто-то из землянки, вырытой прямо в окопе, - потерял кого?!

Он повернулся на крик. Особист стоял с ножом в руке и злобно скалился.

Не говоря больше ничего, предатель бросился на сержанта, замахнувшись ножом для удара сверху. Хавронов перехватил летящую руку врага и, потянув ее вперед, выставил перед соперником ногу. Комиссар по инерции полетел вперед, споткнувшись.

Нож он не выронил. Развернувшись, он снова бросился на разоблачившего его бойца. Выпад для укола вперед, - сержант успел развернуть корпус, и лезвие прошло в сантиметре от его правого бока. Хавронов с силой нанёс удар локтем противнику в висок. Особист отшатнулся и сразу сержант оперся двумя руками в земляные отвесы окопа, и ударил комиссара двумя ногами.

Особист отлетел и опрокинулся на спину.

-Ну, все, гад! – прошипел Самофалов и кинулся на красноармейца.

Сержант стоял со штыком и, сделав шаг назад, наступил на что-то и упал. Когда падал, успел выставить штык перед собой и противник наскочил на оружие с разбегу.

Сержант поднялся. Комиссар корчился в агонии.

-Я… вы… не победите…. – прошептал предатель и затих.

-Ну, ты даешь! – услышал Хавронов голос позади себя.

Он повернулся. Сверху на него смотрел майор Алексеев. Сержант испугался.

-Он…я…, - неуверенно начал сержант.

-Да успокойся ты! – остановил его ротный, - я всё видел! И как он лейтенанта Оксенюка убил тоже! Так что молодец сержант! Жаль, раньше я тебе не верил! Теперь понятно, кем он был!

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru