Отзывы и предложения
Мои руки, сжимающие рукоятки пистолетов ТТ, одновременно взметнулись из-под плащ-палатки.

Мои руки, сжимающие рукоятки пистолетов ТТ, одновременно взметнулись из-под плащ-палатки.

Мои руки, сжимающие рукоятки пистолетов ТТ, одновременно взметнулись из-под плащ-палатки.


Эйфория от нашего успешного прорыва из окружения, для многих вскоре закончилась не столь радостно... 

Сотрудники особого отдела стали поочередно вызывать нас на допрос. 
Кроме стандартных вопросов о наличии личных документов, оружия, места службы, где находились с июня по сентябрь 1941 года, - далее необходимо было подтверждение всего сказанного! 

- Это хорошо, красноармеец Шибко Антон, что ты сохранил комсомольский билет, увольнительную записку и свою винтовку, - устало проговорил старший лейтенант.

 - Но чем ты подтвердишь, что не был в плену у немцев? 


- От самой границы я шел с сержантом Виктором Федосеевым. Служили вместе в одной роте. Устраивали засады на дорогах. Он может подтвердить, - с волнением ответил я. 

- Сейчас вы все говорите, что воевали, десятками фашистов ложили. Где их документы и другие вещдоки? 

- Есть документы одного фашиста! – радостно воскликнул я, выкладывая на стол мешочек от махорки с железным крестом и бумагами. 

– Федосеев сказал, что эта высшая фашистская награда. У подполковника Архипова, командовавшего нами, есть еще и немецкая карта. 

- Да, такие кресты на дороге не валяются, - сказал офицер, убирая вещественные доказательства в стол. 

– Давай подробности. 

Выслушав рассказ о нашей засаде на штабную машину, особист меня отпустил. 

Виктор на допросе подтвердил эти сведения и нас оставили служить в стрелковом батальоне. Командир взвода разведки лейтенант Седов встретил нас с распростертыми объятиями. 

- Очень рад видеть вас у себя, бойцы! Ваш опыт нам всем пригодится, - сказал взводный, представляя личному составу. 

Нашего командира, подполковника Архипова, к сожалению, как потерявшего документы и побывавшего в плену, - судили и разжаловали. 

Дальнейшая его судьба мне не известна ... 

Дивизия держала оборону под Харьковом. Стояла настоящая октябрьская погода, – прохладная и дождливая. Привычное время для работы разведчиков и диверсантов. 

В батальоне за неделю, при невыясненных обстоятельствах, исчез офицер, и погибли двое часовых. Причем сняли их ножами, брошенными с расстояния. 

- На вашем участке действуют особая диверсионная группа, - констатировал начальник разведки 

– Вы, товарищ лейтенант, должны выяснить причину ее активности и уничтожить, иначе… 

Разведчики решили не ждать немцев, а действовать на упреждение. Две группы ушли в нейтральную полосу, а Федосеев, я и еще двое бойцов усилили охрану двух штабных землянок.

 Я и Виктор, надев под шинели самодельные бронежилеты (толстые алюминиевые пластины из крыла сбитого самолета), стали патрулировать в «удобных» для фрицев местах. Первая ночь прошла тихо, если не считать взаимных периодических обстрелов позиций. 

Небо на вторую ночь разверзлось дождем. Я и Федосеев добросовестно мокли и надеялись, что сегодня немцы, наконец, появятся. … 

Сильный проникающий удар брошенного ножа пришелся по центру груди! Застряв в мягком металле, лезвие все-таки больно кольнуло кожу. 

Отработанным движением я упал на спину и - замер. Две темные фигуры с разных сторон стали осторожно приближаться. Мои руки, сжимающие рукоятки пистолетов ТТ, одновременно взметнулись из-под плащ-палатки. 

Пули, выпущенные в упор, свалили фрицев в грязь. Выстрелив вверх белую осветительную ракету, я осмотрелся. Несколько диверсантов убегали к своим позициям.

 Вспыхнувшая вторая белая ракета означала, что наша группа их видит и встретит… А где же Федосеев? 

Виктор сидел на дне окопа, зажимая руками рану в животе. Рядом лежал наш знакомый окруженец с ножом в груди. 

- Это он меня ножом, сволочь… - простонал Виктор и потерял сознание. 

На нейтральной полосе в это время шел рукопашный бой. На нашу группу из четырех человек наскочили пятеро диверсантов. Однако эффект неожиданности помог нашим бойцам одержать победу. 

Двое разведчиков, под огнем противника, смогли возвратиться, притащив с собой унтер-офицера. Как позже выяснилось, гитлеровцы готовили удар на Харьков на нашем участке обороны. 

Диверсанты и шпион, засланный под видом окруженца, должны были нейтрализовать командный состав. Мы нарушили планы врага. 

Наступление было задержано на неделю.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 0

Оставить комментарий

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.

Внимание

Администрации «Очерки о Войне» не известно, имеются ли какие-либо ограничения на копирование и иное использование этой фотографии.
Если вы хотите использовать не только фотографию, но и ее описание, то это возможно в соответствии с пунктом 2 «Условий использования» сайта «Очерки о Войне»
Top.Mail.Ru